Ответственность за групповое преступление

Рубрики Вопросы и ответы

Исполнитель преступления как особый вид соучастника по уголовному праву России

Понятие и виды групповых преступлений

Групповое преступление — это преступление, совершённое группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией). Уголовный закон даёт определение этих понятий в ч.ч. 1-4 ст. 35 УК РФ. В специальных нормах Особенной части предусматривается уголовная ответственность за групповое преступление в качестве составообразующего признака основных (например, ст.ст. 208, 209, 210 и др.) или квалифицированных составов преступлений (например, п.«ж» ч. 2 ст. 105, п.«а» ч. 2, п.«а» ч. 4 ст. 158, п.«а» ч. 4 ст. 290 УК РФ и др.).

Групповое преступление полностью отвечает определению соучастия как умышленного совместного участия двух и более лиц в совершении умышленного преступления.

В истории российского уголовного права предпринимались различные попытки вывести понятие группового преступления за рамки института соучастия в преступлении. Так, И.П. Малахов писал, что участники любого группового преступления не являются соучастниками [1]. Некоторые полагают, что нормы о соучастии не применимы только к случаям, когда группа лиц, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа и преступное сообщество указаны в качестве квалифицирующих признаков состава преступления [2]. М.Д. Шаргородский полагал, что групповой характер преступлений относится только к случаям полного выполнения соисполнителями объективной стороны состава преступления, которые он не относил к соучастию [3]. Н.А. Беляев полагал, что организованные преступные формирования не регулируются нормами о соучастии в преступлении [4].

Р.Р. Галиакбаров, пытался по-своему обосновать ныне не действующие постановления Пленума Верховного суда РСФСР N 4 от 22 апреля 1992 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» [5] и № 31 от 22 марта 1966 г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое». Указанные постановления Пленума Верховного Суда РСФСР позволяли привлекать за совершение группового преступления лиц, непосредственно совершивших изнасилования, грабежи или разбои совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности в силу недостижения возраста уголовной ответственности и невменяемости. Р.Р. Галиакбаров на страницах одной и той же работы сначала утверждает, что групповому преступлению свойственны все признаки соучастия [6], а потом, что изнасилования и хищения, совершённые совместно с лицами, не подлежащими уголовной ответственности, не являются групповыми, поскольку не отвечают установленным законом требованиям к соучастию в преступлении, но способ их совершения является групповым [7]. Такой же точки зрения придерживается А.В. Галахова [8]. Но квалификация группового преступления должна быть единой, поскольку закон даёт только одно понятие группы лиц, как разновидности соучастия в преступлении.

На наш взгляд, к групповым преступлениям полностью применимы нормы гл. 7 УК РФ о соучастии. Дело в том, что нормы Общей и Особенной частей уголовного закона о соучастии в преступной деятельности составляют органическое единство, общие понятия группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы, преступного сообщества (преступной организации) даются в ст. 35 УК РФ, помещённой законодателем в главу о соучастии в преступлении, а групповое преступление отвечает всем признакам соучастия, установленным в ст. 32 УК РФ.

В 1997 году в России было зарегистрировано 359887 преступлений, совершённых в составе группы, что составляло 21,4 % от всех зарегистрированных преступлений. Данная цифра на 4,2 % больше, чем аналогичный показатель в 1996 году. В 1997 году на 100000 населения, подлежащего уголовной ответственности, приходилось 452 групповых преступления. В Санкт-Петербурге в 1997 г. было зарегистрировано 10284 преступлений, совершённых в составе группы. На 100000 населения, подлежащего уголовной ответственности, в Санкт-Петербурге в 1997 г. приходилось 255,4 групповых преступления. По числу зарегистрированных групповых преступлений в 1997 году Санкт-Петербург занимал среди других регионов «первое» место [9].

Ч. 1 ст. 35 УК РФ признаёт преступление совершённым группой лиц, если в его совершении участвовали два или более исполнителя без предварительного сговора. Согласно ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление совершено группой лиц по предварительному сговору, если в нём участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления. Некоторые авторы полагают, что в группе лиц по предварительному сговору может быть и один исполнитель, а остальные участники такой группы могут быть организаторами, подстрекателями или пособниками [10]. Группа лиц по предварительному сговору тоже является группой лиц, а потому должна отвечать требованиям к ней, установленным ч. 1 ст. 35 УК РФ. Поэтому правы те, кто считает, что в состав группы лиц по предварительному сговору должны входить не менее двух исполнителей [11]. Такое решение прямо закреплено в Модельном уголовном кодексе, в уголовных кодексах республик Таджикистан, Кыргызстан, и Беларусь. Это положение также закреплено в п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» 1999 г. и в п. 8 постановления Пленума Верховного суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» 2002 г. Эта точка зрения разделяется и судебной практикой Верховного суда РФ [12] и Санкт-Петербурга. Поэтому, поддерживая государственное обвинение по уже упоминавшемуся уголовному делу в отношении Шубина и Богданова, установив в действиях Шубина не соисполнение грабежа, а пособничество его совершению, мы исключили из обвинения Богданова квалифицирующий признак совершения грабежа «группой лиц по предварительному сговору».

Участники группы лиц по предварительному сговору должны заранее договориться о совместном совершении преступления. Для признания преступления совершённым группой лиц по предварительному сговору, сговор соисполнителей на совершение преступления должен состояться до начала выполнения объективной стороны состава преступления. Сговор может касаться характера и вида предполагаемого преступления, места, времени, способа и средств его совершения и т.п. По форме выражения сговор может быть устным, письменным или совершённым конклюдентными действиями.

Борьба с организованной преступностью — одна из самых сложных задач правоохранительных органов.

Данные статистической отчётности прокуратуры Санкт-Петербурга за последние пять лет свидетельствуют о том, что в последнее время деятельность организованных преступных формирований активизировалась, при этом акценты сместились в сторону преступлений экономической направленности. Появились организованные преступные группы, занимающиеся исключительно доходным криминальным «бизнесом», таким, как «рейдерство» или мошенничество в сфере строительства [13].

Согласно ч. 3 ст. 35 УК РФ организованной группой следует считать устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Значит ли это, что преступление можно только тогда считать совершённым организованной группой, когда в выполнении его состава непосредственно участвовали два или более лица? Р.Р. Галиакбаров полагает, что да [14]. Но это не так. Дело в том, что организованное преступное формирование представляет собой особую форму соучастия в преступлении, отличающуюся единством участников этого формирования, направленным на преодоление возможных трудностей совершения преступлений. Поэтому участники организованной группы, предоставляя себя в распоряжение единому, организованному формированию, становятся как бы винтиками преступной машины. Их преступную деятельность нельзя рассматривать в отрыве от преступной деятельности организованной группы. Свойства организованной группы не сводятся к простой сумме вкладов её участников. Именно поэтому в науке уголовного права [15], в руководящих разъяснениях Пленума Верховного суда [16] и в судебной практике [17] предлагается рассматривать всех участников организованного преступного формирования как исполнителей преступления, независимо от характера их личного участия в совершённых этим формированием преступлениях.

Однако, действия организаторов, подстрекателей и пособников, не являющихся участниками организованного преступного формирования, но участвовавших в совершении этим формированием конкретных преступлений, образуют собой обыкновенное соучастие с распределением ролей и потому подлежат квалификации по соответствующей статье Особенной части УК РФ со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Именно по этому пути и идёт судебная практика [18].

Первым установленным законом признаком организованной группы является то, что она создаётся с целью совершения одного или нескольких преступлений. Таким образом, в соответствии с действующим в России уголовным законодательством не исключена возможность создания организованной группы для совершения и одного преступления, которое требует достаточно серьёзной и тщательной подготовки (нападение на банк, захват заложника и т.д.). Это означает, что, независимо от того, для совершения одного или нескольких преступлений создаётся организованная группа, в цели её создателей входит длительная преступная деятельность.

Лица, входящие в создаваемую организованную группу, должны заранее объединиться. Объединённость членов группы означает, что её участники не просто договорились о совместном совершении преступления, а достигли определённой субъективной и объективной общности в целях, в которых была создана организованная группа.

Самым неоднозначно трактуемым признаком организованной группы является её устойчивость. Законодатель не раскрывает этого критерия. Этот признак принято считать оценочным. Неоднозначна и позиция судебной практики. Так, в разъяснениях уголовного закона Пленумы Верховных Судов СССР и РФ указывали, что об устойчивости группы могут свидетельствовать предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализации преступного умысла, подбор и вербовка соучастников, распределение ролей между ними, обеспечение мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы [19], стабильность состава, тесная взаимосвязь между членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность существования группы, количество совершённых преступлений [20], более высокая степень организованности, наличие организатора или руководителя [21], техническая оснащённость [22], подготовка орудий [23], специальная подготовка участников [24]. Однако сам Верховный Суд РФ признаёт в указанных постановлениях, что этот перечень не является исчерпывающим. Кроме того, в руководящих разъяснениях не указывается, какие из характеристик устойчивости обязательны для того, чтобы группу считать устойчивой, а какие являются факультативными. Большинство из приведённых характеристик могут быть присущи и другим формам соучастия.

Судебная практика среди критериев устойчивости организованных преступных формирований называет постоянство состава, взаимообусловленность действий участников, единство преступных целей, причинную связь между действиями соучастников, цель совместного совершения многих преступлений в течение продолжительного времени, строгую дисциплину среди членов группы, устойчивые связи и постоянство функций членов группы [25]. Так, например, признавая совершение грабежей Лебедевым, Борисовым и Григорьевым в составе организованной группы, Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга указал на следующие признаки устойчивости группы: стабильность состава (все 5 преступлений были совершены в одном составе группы); предварительное планирование каждого преступления (изучение обстановки на местах предполагаемого ограбления на предмет безопасности совершения преступления) и согласованность действий подсудимых, распределение ролей между соучастниками, постоянство форм и методов, к которым прибегали подсудимые (нападения на магазины, предварительная нейтрализация возможного сопротивления продавцов путём их изолирования в подсобных помещениях и связывания с помощью привезённого с собой скотча), установка группы на совершение неограниченного числа преступлений; наличие лидера (Лебедева), пользующегося у участников группы непререкаемым авторитетом [26].

Методические указания прокуратуры Санкт-Петербурга среди внешних признаков преступлений, совершённых организованной группой называют дерзость нападения, продуманность деяния по способу, времени и месту совершения, неслучайный выбор объекта посягательства, чёткое распределение ролей, чёткую согласованность действий преступников, предварительную подготовку к совершению нападения (предшествующее наблюдение за объектом посягательства, рекогносцировку местности, прогнозирование путей отхода), использование заранее подготовленного транспорта, средств маскировки, связи, документов, формы работников правоохранительных и иных органов [27].

В современной специальной литературе среди признаков, характеризующих устойчивость организованной группы, называются наличие организатора и руководителя, наличие элементов материальной базы замена личных отношений на деловые, основанные на совместном совершении преступлений, установка на длительную преступную деятельность, наличие плана совершения преступления, проведение соответствующих подготовительных мероприятий, распределение ролей между соучастниками, прочность связей между ними, постоянство состава, соподчинённый характер взаимоотношений между участниками, стабильность дислокации организованной группы, единообразие способов и форм совершения преступлений, профессионализм, систематичность совершения преступлений (3 и более) [28].

В проекте закона «О борьбе с организованной преступностью», принятом Государственной Думой РФ 22.11.1995 определялось понятие организованной группы так же, как и в ч. 3 ст. 35 УК РФ[29]. Такое же определение даётся и в Модельном уголовном кодексе и в Модельном законе СНГ «О борьбе с организованной преступностью» [30]. Конвенция Организации Объединённых Наций «Против транснациональной организованной преступности» от 12.12.2000 г., ратифицированная Россией Федеральным законом №26-ФЗ от 26.04.2004 г., определяет организованную преступную группу как структурно оформленную группу в составе трёх или более лиц, существующую в течение определённого периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьёзных преступлений или преступлений с тем, чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или иную материальную выгоду [31].

Нам представляется, что все приведённые выше признаки устойчивости организованной группы не являются безусловно необходимыми и единственными. Критерий устойчивости организованной группы должен быть один. Установка на длительное существование группы таким критерием быть не может. Организованная группа, созданная для совершения неопределённого числа преступлений, может существовать и не долго. Так, Президиум Верховного суда Российской Федерации отменил решение кассационной инстанции, не усмотревшей в действиях Талдыкина и других состава бандитизма только потому, что преступная деятельность организованной группы, не имевшей организатора, длилась менее месяца [32]. Мы полностью согласны с мнением учёных, полагающих, что до тех пор, пока закон допускает возможность создания организованной группы с целью совершения одного единственного преступления, ни наука, ни судебная практика не смогут предложить чёткого критерия отграничения организованного преступного формирования от группы лиц, действующей по предварительному сговору, поскольку именно специальная цель создания — установка на совершение неопределённого числа преступлений — и образует признак устойчивости организованной группы [33].

Преступное сообщество, согласно ч. 4 ст. 35 УК РФ, — это сплочённая организованная группа, созданная для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданное в тех же целях. Отличия преступного сообщества от организованной группы — в более узкой цели создания (совершение нескольких тяжких или особо тяжких преступлений) и в сплочённости. Законом не предусмотрена возможность создания преступного сообщество с целью совершения одного преступления.

Сплочённость преступного сообщества (преступной организации), как отмечается в судебной практике [34] и в специальной литературе [35], представляет собой не высшую степень организованности (тогда невозможно было бы отличить преступное сообщество от организованной группы), а наличие определённой иерархической структуры. Таким образом, преступным сообществом (преступной организацией) является объединение организованных групп, их структурных подразделений или руководителей организованных групп или их объединений либо их участников.

Как видно из ч. 4 ст. 35 УК РФ, уголовный закон употребляет понятия «преступное сообщество» и «преступная организация» как равнозначные.

По-разному определяются термины «преступное сообщество» и «преступная организация» в Модельном законе «О борьбе с организованной преступностью», в проекте Федерального закона «О борьбе с организованной преступностью», в Модельном уголовном кодексе.

Какую бы форму ни приобретало групповое преступление, оно продолжает оставаться преступлением, совершённым в соучастии.

[1] Малахов И.П. Соучастие и групповая организованная преступность. С. 124.

[2] Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 419; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 1999. С. 59.

[3] Шаргородский М.Д. Некоторые вопросы общего учения о соучастии // М.Д. Шаргородский избранные труды. СПб. 2004. С. 524-525, 542.

[4] Беляев Н.А. Указ. соч. С. 90.

[5] Постановление Пленума Верховного Суда РСФСР от 22 апреля 1992 г. N 4 «О судебной практике по делам об изнасиловании» в ред. от 21 декабря // Сборник постановлений Пленума Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. Спарк. 1995. С. 538-542.

[6] Р.Р. Галиакбаров. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. С. 17, 54

[7] Там же. С. 42-47

[8] Галахова А. В. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. С. 110.

[9] Преступность и правонарушения. Статистический сборник/ Отв. за вып. С.В. Шауро. Ред. и сост. И. В. ЗарубинА.М. МВД Российской Федерации Министерство юстиции РФ, Межгосударственный статистический комитет содружества независимых государств. 1998. С. 41-44.

[10] См., например, Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М. 1974. С. 126; Наумов А. В. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. А. В. НаумовА.М. Юрист. 1996. С. 123; Гравина А. А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. И. Л. МаргуловА.М. Приложение к журналу «Юридический бюллетень предпринимателя», 1996. С. 26; Арутюнов А. Ошибки при квалификации содеянного группой лиц по предварительному сговору//Российская юстиция. 2001. С. 66.

[11] Галиакбаров Р.Р. Квалификация групповых преступлений. М. Юридическая литература. 1980. С. 9-14; Царегородцев А.М. Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения групповых преступлений // Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступлений. Межвузовский сборник научных трудов. Омская ВШМ. Омск, 1986. С. 15; Хмелевская Т.А. Указ. соч. С. 17; Галахова А. В. Практика применения уголовного закона о соучастии // Советская юстиция. 1980. №5. С. 21.

[12] См., например, постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 20.09.1995 // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. №8. С. 9; постановление Президиума Верховного суда Российской Федерации от 18.06.2001 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2002. С. 16; Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации за 2000 г. // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2001. №7. С. 21; обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации за 1998 г. // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 1999. №11. С. 13.

[13] Методические указания по вопросам раскрытия и расследования преступлений, совершённых организованными преступными группами и преступными сообществами. Прокуратура Санкт-Петербурга. 2006 г.

[14] Галиакбаров Р.Р. Групповое преступление (юридическая природа, постоянные и переменные признаки). Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Свердловск, 1974. С. 24.

[15] См., например, Ковалёв М.И. Соучастие в преступлении. Часть вторая. Виды соучастников и формы соучастия в преступной деятельности // Ученые труды Свердловского юридического института имени А. Я. Вышинского. Серия уголовное право. Т. V. Свердловск. 1962. С. 232; Беляев Н. А Указ. соч. С. 95; Волженкин Б.В. Предисловие к Уголовному кодексу Республики Беларусь/ Науч. ред. Б.В. Волженкин. СПб: Юридический центр Пресс. 2001. С. 14; Комиссаров В.С. Указ. соч. С. 421; Грошев А. В. Организованные формы соучастия в преступлении (проблемы криминализации) // Уголовно-правовые проблемы борьбы с соучастием в преступлении. Краснодар. 2003. С. 18-19.

[16] П. 15 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.12.2002 №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» п.10 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.01.1999 №1 «О судебной практике по делам об убийстве»; п. 13.1 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 05.09.1986 с изм. от 30.11.1990 №11 “О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности” // Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (РФ). М. Спарк. 1995. С. 313.

[17] См., например, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 22.10.2004. №19-004-39//Бюллетень Верховного суда Российской Федерации 2005. №10. С. 6-8; определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 13.08.2002. №5-002-113 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2003. №6. С. 9-11.

[18] См., например, п.п. 11, 15 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.12.2002. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2003. №2. С. 2-6; п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. №3. С. 2-3; кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 12.02.2003. №51-КПО02-113 // Информационно-правовая система «Гарант».

[19] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 05.09.1986 с изм. от 30.11.1990. №11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности».

[20] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 №1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

[21] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе».

[22] Постановление Пленума Верховного суда РСФСР от 4.05.1990 №3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» в ред. от 21.12.1993//Сборник постановлений пленумов Верховных судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М. Спарк. 1995. С. 512-515.

[23] Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.01.1999. №1 «О судебной практике по делам об убийстве».

[24] Постановление Пленума Верховного суда Российской Федерации от 27.12.2002. №29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

[25] См., например, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 26.05.1997 // Официальный сайт Верховного суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru); Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации за 2002 г. // Бюллетень Верховного суда РФ. 2003. №9. С. 22; определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 31.10.2003 №15-003-32 // Бюллетень Верховного суда РФ. 2004. №11. С. 10-11; кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 21.12.2005. №81-586 // Информационно-правовая система «Гарант»; определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 7.08.2003//Бюллетень Верховного суда РФ. 2004. №4. С. 19-21.

[26] Архив Дзержинского районного суда Санкт-Петербурга за 2002 г. Уголовное дело №1-336/2002.

[27] Методические указания по вопросам раскрытия и расследования преступлений, совершённых организованными преступными группами и преступными сообществами. Прокуратура Санкт-Петербурга. 2006 г.

[28] См., например, Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. С. 76; Покаместов А. В. Уголовно-правовая и криминологическая характеристика организатора преступной деятельности. С. 46; Карлов В. П. Формы соучастия. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Самара. 2004. С. 7; Квасница Е. Е. Ответственность за соучастие в хищении чужого имущества. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Волгоград. 1991. С. 14; Клименко Н. Ю. Уголовно-правовые и криминологические признаки форм соучастия. Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов. 2002. С. 20; Гаухман Л. Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообществА.М. ЮрИнфоР. 1997. С. 9; Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М. 2004. С. 87; Алексеев В. Понятие организованной группы // Социалистическая законность. 1989. №11. С. 25; Коновалов В. Что такое организованная преступная группа // Законность. 1993. №8. С. 25-26; Быков В. Признаки организованной преступной группы. // Законность. 1998. №9. С. 5; Тепляшин П.В. Устойчивость и сплочённость как признаки организованной преступной группы и преступного сообщества // Следователь. 2000. №2. С. 10-11; Арутюнов А. А. 1) Организованная преступность: понятие, проблемы квалификации и ответственности // Право и политика. Международный научный журнал. 2001. №8. С. 75; 2) Группа лиц по предварительному сговору или организованная группа? // Адвокат. 2002. №4. С. 44-45; В. Осин 1) Правовые возможности борьбы с организованной преступностью // Советская Юстиция. 1990. №15. С. 9; 2) О борьбе с вооружёнными видами организованной преступности // Советская Юстиция. 1993. №8. С. 24-25; 3) Что мешает борьбе с организованной преступностью // Законность. 1995. №7. С. 24.

[29] Проект закона “О борьбе с организованной преступностью” // Информационно-правовая система «Гарант».

[30] Модельный закон СНГ «О борьбе с организованной преступностью» // Информационно-правовая система «Гарант».

[31] Собрание законодательства Российской Федерации от 4 октября 2004 г. №40 ст. 3882.

[32] Обзор судебной практики Верховного суда РФ по уголовным делам за второй квартал 1999 г. // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации. 2000. №1. С. 7.

[33] См., например, Спасович В. Указ. соч. С. 177-178; Белогриц-Котляревский Л.С. Указ. соч. С. 208; Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Уголовное право России. Общая часть. Учебник. СПб. 2006. С. 606; Литовченко О. Н. Соучастие в организованных группах и преступных сообществах (преступных организациях). Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М. 1998. С. 9; А.Н. Мондохонов. Указ. соч. С. 14; Зайнутдинова А. Р. Ответственность за организованные формы соучастия в преступлении по российскому уголовному праву. Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Казань. 2001. С. 7.

[34] См., например, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 21.12.2005. №81-005-86 // Информационно-правовая система «Гарант»; определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации от 13.08.2002 №5- 002-113 // Бюллетень Верховного суда Российской Федерации . 2003. №6 С. 9-11.

[35] См., например, Мондохонов А.Н. Указ. соч. С. 15; Р.Х. Кубов Особенности квалификации сложных форм соучастия. Автореф. дис. . канд. юрид. наук М. 2003. С. 8; Клименко Н. Ю. Указ. соч. С. 22-23.

Групповое избиение и ответственность за них по УК РФ

Содержание

Наше государство на законодательном уровне гарантирует своим гражданам защиту от различных посягательств на их права, имущество и здоровье. Но жизнь вносит в правила свои коррективы, и с любым может случиться неприятность в виде неожиданно встретившихся хулиганов. Агрессия, исходящая от группы недоброжелательно настроенных людей, – не редкость, и далеко не каждый сможет оказать сопротивление при численном превосходстве противника. Что делать пострадавшим в этих случаях, и какое наказание грозит злоумышленникам за групповое избиение?

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный с групповым избиением, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.
  • Определение степени вины

    Подобное нанесение побоев квалифицируются законодательством в зависимости от тяжести нанесенного физического ущерба потерпевшему. В Уголовном Кодексе Российской Федерации есть сразу несколько статей, посвященных теме избиения:

    • Статья 116. Рассматривает преступления, в результате которых потерпевшему была причинена физическая боль, но ущерба здоровью не было. Сколько человек участвовало в инциденте, значения не имеет. Отягчающими обстоятельствами являются хулиганские мотивы и личная неприязнь, основанная на принадлежности пострадавшего к иной социальной группе (религиозной, национальной, расовой, политической или идеологической).
    • Статья 115. Причинен легкий вред здоровью, в результате чего самочувствие человека может ухудшиться на некоторое время или он незначительно утратит трудоспособность на более продолжительный срок. Здесь закон не выделяет групповые преступления, а к отягчающим обстоятельствам добавляется применение оружия или предметов, заменяющих его.
    • Статья 112. Организму пострадавшего нанесен физический ущерб средней тяжести. Это повреждения, не связанные с опасностью для жизни, но способные существенно ухудшить общее самочувствие человека на длительный период или вызвать постоянную утрату работоспособности на одну треть. В этом случае факт избиения группой лиц УК РФ считает обстоятельством, существенно усугубляющим вину. Кроме него к имеющимся отягчающим факторам добавили еще несколько обстоятельств преступления, среди которых количество пострадавших и причинение вреда заведомо беспомощным людям, малолетним.
    • Статья 111. В этом случае организму человека нанесены тяжкие повреждения, представляющие опасность его жизни или навсегда лишающие трудоспособности не менее, чем на одну треть. Сюда же относят еще несколько последствий избиения: психическое расстройство потерпевшего, прерывание беременности, утрату органа или его функций, потеря способности разговаривать, видеть и слышать. Если преступник знал, что пострадавший в результате инцидента может навсегда потерять способность выполнять свои профессиональные обязанности, то это обстоятельство не лучшим образом отразится на решении суда. Противоправное действие, совершенное по найму, будет наказано значительно строже.
    • Если пострадавший не обычный гражданин, а представитель власти при исполнении своих должностных обязанностей, то действует статья 318 УК РФ. В ней существуют такие понятия, как опасное или неопасное для жизни насилие. В соответствии с ними определяется способ и размер наказания.

      Важно! Законодательство Российской Федерации определяет меру ответственности за избиение, совершенное несколькими лицами, в зависимости от тяжести нанесенного здоровью потерпевшего ущерба. Его устанавливают на основании заключения судебно-медицинской экспертизы.

      Наказание за групповое избиение согласно статьям УК РФ

      Из предыдущего материала ясно, что при назначении меры ответственности суд будет учитывать обстоятельства происшествия и тяжесть вреда, причиненного здоровью потерпевшего.

      Без отягчающих обстоятельств

      За избиение, совершенное группой лиц, преступники могут отделаться штрафом до сорока тысяч, если ущерб был незначительным или легким. В этом же случае злоумышленника направляют на исправительные работы и арестовывают на максимальный срок до года.

      При нанесении более тяжелого вреда здоровью злоумышленникам грозит реальное лишение свободы. В зависимости от последствий инцидента его срок составляет не более восьми лет.

      В случае совершения преступления против представителя государственной власти сумма штрафа увеличивается до двухсот тысяч рублей, а срок заключения возрастает до десяти лет.

      С отягчающими обстоятельствами

      При наличии подобных фактов решение суда будет значительно строже. При незначительном и легком ущербе обвиняемому могут назначить исправительные, обычные и принудительные работы с разными сроками действия. Предусмотрено лишение свободы до двух лет.

      При наличии более тяжелых последствий инцидента срок заключения достигает пятнадцати лет.

      Важно! За избиение человека несколькими лицами закон предусматривает целый ряд наказаний. Они назначаются в зависимости от размера ущерба и состава преступления. Суд будет более строгим, если имеет место сразу ряд обстоятельств, усиливающих вину.

      Что делать, если нанесены побои группой лиц?

      Профессиональные юристы советуют быть внимательнее во время самого происшествия, и запомнить как можно больше фактов о преступниках. Так их будет легче найти. После инцидента порядок действий следующий:

      1. Зафиксировать побои в любом медицинском учреждении, рассказав врачу о причинах их получения.
      2. Пройти судебно-медицинскую экспертизу для определения тяжести нанесенного вреда.
      3. Собрать как можно больше доказательств вины нападавших. Среди них могут быть видео и аудиозаписи, фотоматериалы, показания свидетелей и различные официальные документы.
      4. Написать заявление в правоохранительные органы. Куда именно? Если личности злоумышленников не установлены, нет доказательств их действий, и требуется расследование, то надо обратиться в полицию. Когда преступники известны, и против них есть конкретные факты, то можно сразу написать заявление в прокуратуру или суд.

      Важно! Пострадавшим от группового избиения необходимо не тянуть время, а сразу действовать. Зафиксировать степень ущерба и подать заявление в соответствующие органы правопорядка.

      Проблема доказательства вины злоумышленников в случае группового избиения в том, что потерпевшие часто не помнят точных обстоятельств произошедшего. Сказываются нервный стресс и боль, полученная в результате телесных повреждений. В любом случае понадобится помощь профессионального юриста, который восстановит картину происшествия и подскажет, как дальше действовать и какие документы надо подавать в правоохранительные органы.

      ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

      Убийство группой лиц: особенности преступления и его квалификация

      Преступник-одиночка обычно менее опасен, чем сразу несколько злоумышленников. Когда действует группа, преступление легче организовать, совершить, скрыть его следы. Именно поэтому многие статьи УК РФ предусматривают более суровое наказание для групп злоумышленников, включая ответственность за убийство.

      Особенности преступления

      Убийству посвящена 105-я статья УК РФ. О групповых действиях говорится в пункте «ж» второй части статьи.

      Кроме того, существует Постановление ВС РФ, которое касается судебной практики по 105-й статье (№1 от 27.01.99, в настоящее время действует редакция от 03.12.2009). и еще, важно понимать, в чем отличие убийства группой лиц от соучастия.

      В группировках с отсутствующей иерархией криминалисты обязаны определить роль каждого участника. В этом случае должны быть найдены (если они действительно были) организаторы, подстрекатели, исполнители и пособники. Смягчить наказание могут лишь пособникам, все остальные в любом случае ответят по 105-й статье.

      Виды и классификация

      Какой-то особой классификации именно для групповых убийств нет. Преступный коллективизм закон рассматривает как отягчающее обстоятельство наряду с другими. Всего во второй части 105-й статьи 13 действующих подпунктов.

      Далее мы поговорим про убийство группой лиц (групповое) по предварительному сговору и без такового, а также назовем статьи, ответственные за такое преступление.

      Убийство группой лиц по предварительному сговору и без него

      Некоторые статьи УК РФ предусматривают различную ответственность в зависимости от того, какого склада группа преступников действовала и как. В случае с убийством такой градации нет. По пункту «ж» могут быть квалифицированы действия как разовой группировки, так и организованной преступной группы. О некоторых тонкостях уже говорилось выше.

      Пример: преступник напал на человека с целью убийства и ограбления. Поблизости оказался другой злоумышленник, который помог расправиться с потерпевшим, чтобы потом поделить «добычу». За убийство ответят оба, даже если смертельный удар нанёс один, а другой лишь преодолевал сопротивление жертвы.

      Дополнительные обстоятельства

      Если убийство квалифицировано как групповое, это не значит, что не могут быть применены другие пункты второй части 105-й статьи. Прочие отягчающие обстоятельства:

    • жертв более одной;
    • убито должностное лицо или его близкие;
    • беспомощность жертвы, похищение перед убийством;
    • когда убивают беременную женщину, и преступникам об этом известно;
    • убийство, совершенное группой лиц (групповое) с особой жестокостью (в том числе, как разъясняет ВС, если жертву лишают шансов на сопротивление);
    • если способом убийства стала стрельба в людном месте, поджог, взрыв, отравление источников воды;
    • когда речь идёт о кровной мести;
    • корыстная цель (если убийц кто-либо нанял/убийство + бандитизм, вымогательство, разбой);
    • установлены хулиганские побуждения (не было повода для убийства, мело место явное неуважение к обществу, моральным нормам и так далее);
    • убийство + сексуальное насилие;
    • расправа над жертвой для сокрытия какого-либо иного злодеяния;
    • если имеет место расовая, национальная и прочая ненависть;
    • убийцы планировали использовать внутренние органы или ткани жертвы.

    От того, сколько именно отягчающих обстоятельств определены при следствии, зависит и наказание преступников.

    Далее мы расскажем о том, что грозит за групповое убийство по предварительному сговору и без, и какой срок придется «отмотать» за него.

    Наказание и ответственность

    Карательный разброс в случаях с групповыми убийствами очень велик.

  • Минимум – это восемь лет лишения свободы, максимум – двадцать, при этом предусмотрено ограничение свободы на 1 – 2 года.
  • Однако наказание может быть более суровым: пожизненное тюремное заключение или смертная казнь.
  • Остаётся лишь добавить, что групповое убийство не может быть совершено по неосторожности. Это однозначно тяжкое и общественно опасное преступление.

    Понятие группового преступления и его виды

    В действующем уголовном законодательстве групповая форма совершения преступления предусмотрена в ряде квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц предопределяет характер опасности содеянного. Серьезные трудности при квалификации групповых преступлений возникают в силу того, что в различных статьях уголовного кодекса групповой признак формулируется по-разному. Упоминается, например, совершение преступления , , , , , .

    Так, совершение преступления предусмотрено ч. 2 ст.ст. 89-93, 144-147 УК РСФСР. Совершение преступления как квалифицирующий признак указано в ч. 3 ст. 117, п. ст. 238, п. ст. 240 УК РСФСР и в соответствующих статьях уголовных кодексов союзных республик. О преступной группе упоминается в ст. 129 УК Узбекской ССР, предусматривающей уголовную ответственность за мошенничество. Часть 2 ст. 200 УК Молдавской ССР и ч. 2 ст. 166 УК Узбекской ССР устанавливают ответственность за побег, совершенный . О предварительном сговоре на совершение данного преступления упоминается в ч. 2 ст. 209 УК Туркменской ССР и ч. 2 ст. 185 УК Азербайджанской ССР. Нетрудно заметить, что во всех перечисленных составах выступает в качестве обязательного, необходимого признака.

    Анализ перечисленных составов показывает, что при всем разнообразии оценок групповых действий в законе четко выделяется общая черта, присущая всем групповым преступлениям. Они характеризуются возрастанием общественной опасности по сравнению с таким же преступлением, совершенным одним лицом, что было подмечено и отражено законодателем при выделении квалифицированных составов, в которых факт совершения преступления группой лиц выступает в качестве обязательного признака.

    Анализ уголовного законодательства показывает, что групповой признак учтен лишь в составах, предусматривающих посягательства на социалистическую и личную собственность (ч. 2 ст.ст. 89-93, ч. 2 ст.ст. 144-147 УК РСФСР), изнасилование (ч. 3 ст. 117 УК), обман покупателей и заказчиков (ч. 2 ст. 156 УК), хищение огнестрельного оружия, боевых припасов или взрывчатых веществ (ч. 2 ст. 218 УК), незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка или сбыт наркотических веществ (ч. 2 ст. 224 УК), хищение наркотических веществ (ч. 2 ст. 224 УК), неповиновение (п. ст. 238 УК), сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению служебных обязанностей (п. ст. 240 УК). Во всех остальных случаях предполагается учет повышенной общественной опасности групповых посягательств в рамках Общей части уголовного законодательства, в частности в процессе индивидуализации наказания (п. 2 ст. 39 УК).

    По своей юридической природе групповое преступление — это одно из проявлений соучастия в преступлении (ст. 17 УК). Признаки, характерные для соучастия в целом, — участие в преступлении двух или более лиц, совместная и умышленная их деятельность – дополняются здесь некоторыми особенностями, которые придают групповому преступлению качественное своеобразие, позволяющее разграничивать его со сложным соучастием, когда наряду с исполнителем в преступлении участвуют организаторы, подстрекатели, пособники.

    Групповым признается преступление, каждый участник которого умышленно, согласованно с другими, совместно, в полном объеме или частично осуществляет выполнение единого для всех участников преступления.

    В групповом преступлении налицо такое сочетание показателей, при котором наряду с общими объективными и субъективными моментами, характерными для любого проявления соучастия, имеется, во-первых, факт участия всех субъектов в совершении преступления, когда само посягательство осуществляется их объединенными, совместными усилиями, причем действия, охватываемые признаками объективной стороны любого состава преступления, могут выполняться каждым участником в полном объеме либо даже частично. Во-вторых, каждый участник группового преступления должен сознавать, что наряду с ним в преступлении участвуют другие исполнители (соисполнители), что их действия связаны с его собственными и что само преступление совершается совместными усилиями всех участников.

    Перечисленные признаки позволяют провести четкую границу между сложным соучастием и любым конкретным проявлением группового преступления.

    В отличие от группового преступления сложное соучастие (соучастие в тесном смысле слова) распространяется на такие случаи, когда некоторые соучастники (или хотя бы один из них) выполняют роль исполнителей, другие исполнителями не являются, выступая в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

    В сложном соучастии организаторы, подстрекатели и пособники объективно лишь создают условия для более успешного выполнения преступления исполнителем (исполнителями). Это обстоятельство предопределяет предметное содержание умысла этих соучастников. Каждый из них сознает, что в определенной роли оказывает содействие исполнителю, и желает совершить такие действия.

    Установление и юридическое закрепление точного соответствия признаков, характеризующих содеянное, признакам определенного состава преступления, предусмотренного нормой Особенной части Уголовного кодекса, является квалификацией преступления*. Как групповое преступление можно квалифицировать действия виновных лишь в том случае, если в них содержатся все признаки группового посягательства, предусмотренные законом. Закон в качестве квалифицирующих обстоя-

    * Здесь и далее при ссылках на статьи Уголовного кодекса имеются в виду статьи УК РСФСР, а также аналогичные статьи уголовных кодексов других союзных республик.

    ‘ См.: Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., Юрид. лит., 1972, с. 8.

    тельств предусматривает совершение преступления труппой лиц по предварительному сговору и группой лиц при отсутствии предварительного сговору. Первое из выделенных здесь групповых явлений включает также так называемую организованную группу. Каждое из этих проявлений группового преступления характеризуется совокупностью обязательных, постоянных признаков, которые должны быть установлены в любом конкретном деянии, квалифицируемом как совершенное группой лиц. Отсутствие любого из них является показателем того, что содеянное не может быть отнесено к групповой форме соучастия в преступлении в конкретной ее разновидности.

    Групповое преступление в уголовном праве России Гордеев Роман Николаевич

    Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

    Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

    Гордеев Роман Николаевич. Групповое преступление в уголовном праве России : Дис. . канд. юрид. наук : 12.00.08 : Красноярск, 2003 206 c. РГБ ОД, 61:04-12/562

    Содержание к диссертации

    Глава 1. Уголовно-правовое понятие группового преступления :

    1 Общее понятие и общественная опасность группового преступления 11

    2 Объективные признаки группового преступления 34

    3 Субъективные признаки группового преступления 43

    4 Формы группового преступления 53

    Глава 2. Уголовно-правовая оценка группового преступления :

    1 Групповое преступление как обстоятельство, отягчающее уголовное наказание 65

    2 Групповое преступление как квалифицирующий признак конкретного состава преступления 82

    3 Групповое преступление как конститутивный признак конкретного состава преступления 100

    Глава 3. Основания и пределы уголовной ответственности за групповое преступление :

    1 Основания уголовной ответственности за групповое преступление 109

    2 Пределы уголовной ответственности за групповое преступление 130

    Список использованной литературы 146

    Введение к работе

    Актуальность темы исследования. Уголовная статистика наглядно показывает носящую стабильный характер тенденцию к увеличению количества преступлений, совершаемых в группе. Так, удельный вес зарегистрированных преступлений, совершаемых в группе, в общем числе зарегистрированных преступлений в среднем составляет 10-15%, а в общем числе расследованных преступлений — более 20%. Около 33% выявленных лиц, совершивших преступления, осуществляют посягательства в группе.

    Кроме того, на этом фоне происходит углубление неблагоприятных тенденций: возрастание и вследствие этого усиление организованной преступности (ежегодно повышение удельного веса зарегистрированных преступлений, совершенных организованными группами, в общем числе преступлений, совершенных группами, составляет 1%), увеличение доли тяжких и особо тяжких преступлений (ежегодное увеличение удельного веса -примерно 0,5%), омоложение участников преступных групп и т.д.

    Одной из причин такого положения является низкая эффективность уголовно-правового воздействия на рассматриваемый вид преступности. В то же время именно уголовному праву принадлежит важная роль в решении практических задач борьбы с преступностью. От правильного построения уголовно-правовой нормы, ее верного толкования зависит и возможность эффективного применения. УК РФ 1996 г., несомненно, значительно усовершенствовал институт борьбы с преступлениями, совершаемыми в группе, по сравнению с УК РСФСР 1960 г., однако ряд проблем не получили должного разрешения, что указывает на несовершенство существующей системы борьбы с групповыми преступлениями, а также на недостаточную научную разработку уголовно-правовой политики борьбы с преступлениями, совершаемыми в группе.

    Все это обусловило необходимость дальнейшего научного исследования уголовно-правового аспекта группового преступления, рассмотрения и раскрытия существующих положений, обобщения высказанных точек зрения и соотношения понятия группового преступления с институтом соучастия.

    К проблемам института группового преступления обращались немало исследователей. Наибольший вклад внес Р.Р.Галиакбаров. Однако в науке уголовного права больше внимания уделялось институту соучастия. Так, анализом соучастия занимались Н.П.Берестовой, Ф.Г.Бурчак, Е.А.Галактионов, Л.Д.Гаухман, В.А.Григорьев, П.И.Гришаев, Н.Г.Иванов, М.И.Ковалев, И.А.Козаченко, А.П.Козлов, Ю.А.Красиков, Г.А.Кригер, А.И.Марцев, П.Ф.Тельнов, А.Н.Трайнин, А.В.Шеслер, М.А.Шнейдер и др.

    В работах данных авторов анализируются понятие, признаки, формы и виды соучастия, вместе с тем недостаточно внимания уделяется основаниям и пределам уголовной ответственности лиц, совместно совершающих преступления, а также уголовно-правовой оценке в уголовном законодательстве совместной преступной деятельности.

    Указанные обстоятельства определили выбор темы диссертационного исследования, позволили наметить его цели и задачи, а также обусловили научную новизну и позволяют говорить о том, что обращение к проблемам уголовно-правовой характеристики групповых преступлений не случайно.

    Объект и предмет исследования. Объектом настоящего исследования выступает совокупность общественных отношений, складывающихся в процессе уголовно-правовой борьбы с групповыми преступлениями.

    Предметом исследования являются уголовно-правовые аспекты группового преступления: научные взгляды по вопросам совершенствования уголовно-правовой борьбы с групповыми преступлениями; уголовное законодательство, регламентирующее вопросы ответственности за групповые

    преступления; состояние и тенденции следственно-судебной практики по рассматриваемым преступлениям.

    Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в анализе понятия группового преступления, его соотношения с институтом соучастия, в определении оснований и пределов ответственности за совершение группового преступления, а также во внесении предложений по совершенствованию уголовных норм о групповых преступлениях и практике их применения.

    Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

    подвергнуть критическому осмыслению существующие научные подходы к групповому преступлению;

    изучить и обобщить практику применения уголовного законодательства о групповых преступлениях;

    проанализировать уголовное законодательство о групповых преступлениях, прежде всего в части законодательного определения оснований и пределов уголовной ответственности за данные деяния, а также в части их уголовно-правовой оценки;

    определить понятие группового преступления посредством уяснения объективных и субъективных признаков данного деяния;

    сформулировать рекомендации и предложения по совершенствованию уголовного законодательства о групповых преступлениях и практике его применения.

    Методологической основой диссертационного исследования являются положения теории научного познания общественных процессов и правовых явлений.

    В исследовании использовались частнонаучные методы социологического исследования (метод невключенного наблюдения, метод анализа документов и метод экспертной оценки), статистического анализа и сравнительного правоведения.

    Невключенное наблюдение осуществлялось диссертантом путем непосредственного изучения деятельности преступных групп в процессе работы автора в должности следователя следственной части Главного следственного управления при ГУВД Красноярского края.

    Метод анализа документов позволил диссертанту изучить российское уголовное законодательство, уголовные дела, связанные с групповой преступной деятельностью, соответствующую практику правоохранительных органов и дать уголовно-правую характеристику групповому преступлению.

    С помощью метода экспертной оценки, проводимой в форме анкетного опроса, изучалось мнение сотрудников правоохранительных органов относительно проблемных вопросов уголовно-правовой характеристики группового преступления.

    Метод статистического анализа позволил автору обобщить и сравнить основные количественно-качественные показатели зарегистрированной групповой преступности, дать их характеристику.

    С помощью метода сравнительного правоведения сопоставлялись показатели общероссийского состояния групповой преступности и показатели состояния групповой преступности в Красноярском крае.

    Теоретическую основу диссертационного исследования составляют работы Р.Р.Галиакбарова, Л.Д.Гаухмана, П.И.Гришаева, Н.Г.Иванова, М.И.Ковалева, А.П.Козлова, Г.А.Кригера, П.Ф.Тельнова, А.Н.Трайнина, А.В.Шеслера, а также труды других исследователей, занимающихся уголовно-правовыми и криминологическими вопросами групповой преступности. Кроме этого использовалась научная литература по философии, социологии и психологии.

    Нормативная основа исследования. Положения и выводы диссертации основываются на анализе действующего законодательства Российской Федерации, отечественного уголовного законодательства, руководя-

    щих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам.

    Научная обоснованность и достоверность результатов исследования определяются эмпирической базой, включающей:

    статистические данные о состоянии групповой преступности в России и Красноярском крае за 1997-2002 гг.;

    опубликованную судебную практику Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам о преступлениях, совершенных в группе;

    обзоры судебной практики Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по вопросам квалификации групповых преступлений;

    данные, полученные в результате изучения 155 архивных уголовных дел о преступлениях, совершенных группой лиц, рассмотренных судами Красноярского края в период с 1995 г. по 2000 г.;

    результаты анкетирования 217 работников судебных и правоохранительных органов, проведенного на территории Красноярского края, по вопросам реализации и совершенствования уголовной ответственности за групповое преступление.

    Научная новизна исследования состоит в том, что автор на монографическом уровне, основываясь на анализе уголовного законодательства, практики его применения, существующих научных взглядов и собственном видении проблемы, предпринял попытку осуществить комплексное исследование уголовно-правового аспекта группового преступления. Это дало возможность диссертанту обосновать понятие и общественную опасность группового преступления, дать уголовно-правовую оценку, определить основания и пределы уголовной ответственности за групповое преступление в действующем уголовном законодательстве. Кроме того, научная новизна исследования определяется и полученными результатами, сформулированными в виде положений, выносимых на защиту.

    Основные положения, выносимые на защиту:

    Обоснование идентичности понятий «групповое преступление» и «соучастие» в уголовно-правовом смысле, что позволяет вынести за их пределы совместную преступную деятельность в криминологическом смысле, не являющуюся групповой в уголовно-правовом смысле, а именно посредственное совершение преступления и неосторожное сопричинение.

    Рассмотрение и обоснование таких свойств группового преступления, отображенного в качестве обстоятельства, отягчающего наказания, как незначительное повышение общественной опасности деяния и типичность для всех или большинства видов преступлений. Групповое преступление при этом выступает разновидностью индивидуализации наказания.

    Рассмотрение и обоснование таких свойств группового преступления, отображенного в качестве квалифицирующего признака конкретного состава преступления и являющегося одним из средств дифференциации уголовной ответственности, как существенное повышение общественной опасности совершенного деяния и его типичность для определенного вида преступлений. Существенное повышение общественной опасности группового преступления возможно только при соисполнительстве либо при совершении преступления устойчивой преступной группой, а типичность группового способа проявляется в насильственных, корыстно-насильственных и корыстных деяниях.

    Рассмотрение и обоснование таких свойств группового преступления, отображенного в качестве конститутивного признака определенного состава преступления (ст.ст. 208-210 и др. УК РФ), как особое повышение общественной опасности деяния, типичность для данных посягательств и наличие нового объекта преступления.

    Обоснование частичного признания российским уголовным законодательством теории акцессорности группового преступления в плане определения оснований и пределов уголовной ответственности соучастников.

    Теоретическая и практическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в научных выводах и предложениях по совершенствованию уголовно-правового института группового преступления, которые могут послужить основанием для дальнейшей научной полемики и проведения новых научных исследований.

    Практическая значимость исследования определяется возможностью использования выводов и рекомендаций, содержащихся в диссертационном исследовании:

    в совершенствовании норм уголовного законодательства, устанавливающих ответственность за групповые преступления;

    в правоприменительной деятельности судебных и правоохранительных органов для устранения ошибок, возникающих в процессе применения норм о групповом преступлении;

    в деятельности вышестоящих судебных органов, разъясняющих содержание уголовного законодательства;

    в научно-исследовательской работе при дальнейшем решении проблем уголовно-правовой борьбы с групповыми преступлениями;

    в учебном процессе юридических вузов, а также в системе переподготовки и повышения квалификации правоприменителей различных ведомств.

    Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования были изложены на трех международных научно-практических конференциях «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе», проводимых в 2001-2003 годах на базе Сибирского юридического института МВД России (г.Красноярск).

    Ряд полученных результатов и рекомендаций диссертационного исследования внедрены в учебный процесс Сибирского юридического инсти-

    тута МВД России (г. Красноярск) в виде рабочей учебной программы по факультативной дисциплине «Групповая преступность» и фондовой лекции «Соучастие в преступлении».

    Основные положения диссертационного исследования отражены в 6 научных публикациях автора.

    Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, включающих девять параграфов, заключения, списка использованной литературы и приложений.

    Общее понятие и общественная опасность группового преступления

    При рассмотрении любого явления прежде всего необходимо установить те границы, которые бы его охватывали, а также логически оформить содержание, дающие полное представление о сущности этого явления. При анализе законодательного и правоприменительного толкования группового преступления четко установить границы, а тем более дать логически верное определение групповому преступлению фактически не представляется возможным.

    Так, в уголовном законодательстве термин «групповое преступление» встречается только в ч.І ст.64 УК РФ- активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления. Данное обстоятельство может служить основанием назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части, или более мягкого вида наказания, чем предусмотрено этой статьей, или неприменения дополнительного вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного. Данный термин, применительно к ст. 64 УК РФ, законодателем и в учебной литературе не раскрыт. Уголовно-правовой характер групповых преступлений законодатель раскрывает в нормах о соучастии, при этом сам термин «групповое преступление» не использует.

    В других же случаях (глава 7 УК РФ) понятие «групповое преступление» законодателем раскрывается через понятия «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа или преступное сообщество». Правоприменитель же наоборот чаще употребляет термины «групповое преступление», «совершение преступления в группе», «групповой способ совершения преступления» и т.д., при этом данные понятия интерпретирует в различных смысловых нагрузках.

    Такое отсутствие четкого определения группового преступления приводит к тому, что оно неоднозначно толкуется и практическими работниками правоохранительных органов. Так, при анкетном опросе на вопрос: Что такое групповое преступление? 43 % респондентов ответили, что это то же самое, что и соучастие; 23 % — уже соучастия и является соисполни-тельством; 34 % — шире соучастия и включает помимо него также неосторожное сопричинение и посредственное причинение.

    Схожая ситуация наблюдается и в доктрине уголовного права, где понятие «групповое преступление» трактуется многозначно. Дискуссионным является вопрос о том, является ли групповое преступление формой соучастия, либо это и есть соучастие, либо групповое преступление намного шире понятия соучастия. На основании вышесказанного авторов, занимающихся этими проблемами, можно разделить на три группы.

    Так, сторонники первой отождествляют понятие «групповое преступление» с определенной формой соучастия, обычно с соисполнительством. В качестве обоснования своих выводов авторы приводят различные аргументы. Например, P.P. Галиакбаров в своих первых работах заменил термин «соисполнительство» термином «групповое преступление», обосновывая это тем, что термин «групповое преступление», по его мнению, более точно передает качественное своеобразие сочетания объективных и субъективных признаков данной формы соучастия, а также тем, что законодательство не использует термины «соисполнительство», «совиновничество», однако многие нормы содержат понятие «группа».1

    Выделяя групповое преступление в качестве формы соучастия, указанный автор подверг критике позицию П.Ф. Тельнова, который выделял как самостоятельные формы соучастия и групповое преступление (иначе -случаи, когда факт совершения преступления группой учтен в качестве конститутивного или квалифицирующего признака нормы Особенной части), и соисполнительство (иначе — групповые преступления, не учтенные нормами Особенной части).1

    Однако в дальнейшем P.P. Галиакбаров и сам разграничил понятия «соисполнительство» и «групповое преступление». Так, по его мнению, групповое преступление, наряду с соисполнительством, является самостоятельной формой соучастия и выделяется за счет указания на него в составе преступления в качестве его основного или квалифицирующего признака.2

    Первой точки зрения, отождествление группового преступления с соисполнительством, придерживаются и другие исследователи, которые в качестве обоснования указывают на то, что не всякое соучастие повышает общественную опасность совершенного преступления, а именно групповое преступление (совершение преступления группой лиц) — как квалифици-рующий признак влияет на нее . Однако, на наш взгляд, групповое преступление всегда повышает общественную опасность совершенного деяния (об этом речь пойдет далее), в связи с чем такое отождествление теряет свою обоснованность.

    Кроме доктринального толкования, первую позицию в некоторых случаях разделяет и судебная практика, которая также не дает однозначного понятия «группового преступления», хотя в большинстве конкретных случаев под ним понимается именно соисполнительство, которое охватывает действия лиц как полностью выполнивших объективную сторону преступления, так и частично. Данная позиция нашла свое нормативное закрепление в ряде постановлений Пленума Верховного Суда РФ и РСФСР. Так, в п.8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992г.

    № 4 «О судебной практике по делам об изнасиловании» отмечается, что как групповое изнасилование должны квалифицироваться не только действия лиц, совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании.1 В п. 10 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» указывается следующее: «Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения)».

    Объективные признаки группового преступления

    Определив, что понятие группового преступления, по нашему мнению, полностью совпадает с понятием соучастия, постараемся в этом параграфе проанализировать его объективные признаки.

    В качестве объективных признаков соучастия (группового преступления) в уголовно-правовой литературе традиционно выделяют наличие двух и более лиц, а также совместность действий.

    На наш взгляд, признак участия в преступлении двух или более лиц следует рассматривать в рамках совместности действий участников группового преступления. И говорить в данном случае необходимо о наличии, включенности этих лиц в совместную деятельность участников группового преступления.

    Так, групповое преступление — это прежде всего деятельность, а не лица, ее осуществляющие. Если же данный признак рассматривать отдельно, то происходит смешивание уголовно-правового понятия группового преступления и криминологического понятия групповой преступности, так как именно в последнее понятие входят взаимосвязанные, но в тоже время самостоятельные элементы: групповое преступление, лица, преступные группы1.

    Таким образом, объективным признаком группового преступления является только совместность действия, лица же, участвующие в совершении преступления, должны рассматриваться именно в рамках этой совместности.

    Совместность действий предполагает, что для достижения общего результата участники группового преступления используют объединенные усилия и между усилиями каждого участника группового преступления и результатом есть объективная связь.

    Совместность является объективно-субъективным признаком, так как существует совместность действий (объективный признак) и совместность умысла (субъективный признак).

    Однако в литературе по этому поводу нет однозначного мнения. Например, одни исследователи говорят лишь о объективном характере совместности1. Другие же утверждают, что совместность является объективно-субъективным признаком . На наш взгляд, данный спор носит надуманный характер, так как сторонники обоих позиций говорят фактически об одном и том же. Так, исследователи, придерживающиеся первой позиции, утверждают, что данный разрыв с субъективными признаками носит искусственный характер и служит исключительно исследовательским целям или целям учебного процесса, то есть сами соглашаются с объективно-субъективным характером совместности.

    Итак, совместность — это объективно-субъективный признак группового преступления, который состоит из совместности действий и совместности умысла.

    В теории уголовного права выделяются следующие факторы (признаки), на которых базируется совместность действий, это: 1) объединение усилий соучастников, 2) общий для всех соучастников преступный результат, 3) объективная связь между деянием каждого соучастника и общим преступным результатом1.

    Решив, что участие двух или более лиц необходимо рассматривать в совместности действий, добавим четвертый фактор, влияющий на совместность действий, — участие в преступлении двух или более лиц.

    Объединение усилий участников группового преступления обозначает взаимосвязанное (согласованное) поведение между соучастниками, причем данная связь между участниками группового преступления может быть выражена как в форме простого, так и в форме сложного согласования поведения.

    Простое согласование или простое соучастие (соисполнительство) выражается в том, что все участники группового преступления являются исполнителями, то есть полностью или частично выполняют объективную сторону преступления. При данной форме объединения усилий участники вносят определенный вклад в выполнение объективной стороны преступления, при этом данный вклад может быть различным: от малого, частичного выполнения объективной стороны до полного участия в совершении преступления

    Групповое преступление как обстоятельство, отягчающее уголовное наказание

    Выше мы уже отмечали, что групповое преступление находит свое отражение в уголовном законе через установление круга лиц, несущих уголовную ответственность за совместно совершенное преступление, а также через определение правовых оснований и пределов уголовной ответственности этих лиц. Кроме этого, групповое преступление находит свое отражение в уголовном законе в трёх качествах: 1) является конститутивным, то есть обязательным и основным признаком состава преступления (ст.ст.209, 210, УК РФ и др.); 2) во многих составах групповое преступление является квалифицирующим признаком, отягчающим ответственность (ч.ч.2, 3 ст. 158; ч.ч.2, 3 ст. 159 УК РФ и др.) и 3) для всех остальных составов групповое преступление является обстоятельством, отягчающим наказание (п.«в» ч.1 ст.63 УК РФ). Данные качества призваны повышать типовое наказание за совершенное преступление в группе. С этим согласны и правоприменители. Так, при их опросе 70 % респондентов ответили положительно на вопрос, следует ли ужесточать наказание за групповое преступление. Именно об этих качествах и пойдет речь далее.

    Общие начала назначения наказания помимо степени общественной опасности преступления и личности виновного указывают на необходимость учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание (ч. 3 ст. 60 УК РФ).

    В последнее время некоторые авторы выделяют отягчающие обстоятельства двух типов, содержащиеся в: 1) Общей части УК РФ и 2) Особенной части УК РФ, при этом последнюю группу именуют квалифицирующими отягчающими обстоятельствами1. Данное объединение указанных обстоятельств, смешивает их функциональные роли, не дает четкого представления о дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности и наказания.

    Различие же их заключается прежде всего в том, что для дифференциации степень и характер общественной опасности преступления должны изменяться существенным образом, а для индивидуализации такого существенного изменения не требуется. Кроме этого, при дифференциации квалифицирующие признаки должны быть характерны (типичны) для определенного вида преступления, а при индивидуализации отягчающие и смягчающие обстоятельства применяются для изменения наказания к большинству преступлений (характерны для многих видов преступлений). Третье отличие заключается в том, что дифференциация ответственности — это средство законодателя по градации характера и степени общественной опасности преступления, а индивидуализация — средство правоприменителя в выборе вида и размера наказания. То есть обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, применяемые правоприменителем при назначении наказания, будут относиться к индивидуализации наказания, а предшествующая ему деятельность законодателя по градации уголовной ответственности будет относиться к дифференциации уголовной ответственности.

    Из-за неверного представления о правовой природе отягчающих обстоятельств в науке уголовного права нет единого мнения относительно роли данных отягчающих обстоятельств. Так, одни авторы отмечают, что эти обстоятельства влияют на степень вины1, другие указывают, что они влияют на общественную опасность преступления2. Сторонники третьей точки зрения считают, что отягчающие ответственность обстоятельства влияют лишь на назначение наказания, т.е. только отягчают его.

    На наш взгляд, верной является третья позиция: данные обстоятельства влияют лишь на избираемое наказание. При этом данные обстоятельства, как правильно отмечает В. Ткаченко, принимаются в расчет при избрании, в пределах санкции, более сурового наказания4. Это связано с тем, что отягчающие обстоятельства являются разновидностью индивидуализации наказания.

    Индивидуализация наказания осуществляется для того, чтобы правильно выбрать предложенное (в санкции статьи) законодателем наказание, соответствующее характеру и степени общественной опасности совершенного преступления. Именно в выборе наказания, в нашем случае в сторону его ужесточения, и проявляется индивидуализация наказания. Основаниями индивидуализации наказания будут являться: характер и степень общественной опасности совершенного преступления и общественная опасность личности виновного. Чем выше общественная опасность совершенного преступления и (или) личности виновного, тем суровее должно быть назначено наказание. Таким образом, отягчающие наказание обстоятельства влияют лишь на вид и размер наказания, изменяя его в сторону ужесточения. Основаниями применения данных обстоятельств является общественная опасность совершенного преступления или общественная опасность виновного.

    Данные обстоятельства необходимо отличать от одноименных квалифицирующих признаков, которые влияют на общественную опасность преступления и являются средством дифференциации уголовной ответственности. Законодатель, выделяя статьи с квалифицирующими признаками, исходит из того, что именно эти признаки существенно влияют на степень общественной опасности преступления, в связи с чем и устанавливает определенные пределы его наказуемости.

    Таким образом, отягчающие обстоятельства являются средством индивидуализации наказания и влияют на его вид и размер.

    Отражение группового преступления в уголовном законодательстве в качестве обстоятельств, отягчающих наказание, квалифицирующих и конститутивных признаков, прежде всего зависит от двух показателей: 1) изменения уровня общественной опасности в сторону повышения при совершении преступления групповым способом, а также от 2) типичности группового способа совершения преступления ряду посягательств.

    Так, для отражения группового преступления в качестве обстоятельства, отягчающего уголовное наказание, необходимо, чтобы оно незначительно повышало общественную опасность деяния и было характерно для всех видов преступлений или хотя бы для большинства из них.

    Основания уголовной ответственности за групповое преступление

    Рассмотрев групповое преступление как обстоятельство, отягчающее наказание, а также как квалифицирующие и конститутивные признаки конкретных составов преступлений, необходимо рассмотреть такой вопрос, как определение правовых оснований и пределов уголовной ответственности лиц, совершающих преступления в группе.

    Согласно ст. 8 УК РФ основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. За этим, вроде бы простым, определением стоит, однако, давняя дискуссия в науке уголовного права. Ведь вопрос об основаниях уголовной ответственности является не только теоретической, надуманной проблемой, но затрагивает и практическую проблему условий и причин привлечения конкретного лица к уголовной ответственности.

    До недавнего времени, в доктрине уголовного права было сформировано три основных подхода в решении вопроса об основаниях уголовной ответственности: 1) наличие в содеянном состава преступления; 2) вина (виновность) лица совершившего преступление2; 3) два основания уголовной ответ ственности: фактическое и юридическое

    Сторонники признания состава преступления единственным основанием уголовной ответственности указывают на то, что именно состав содержит ту необходимую совокупность признаков, достаточных для квалификации преступления по конкретной норме уголовного закона. Деяние или преступление содержит множество признаков, не влияющих на уголовную ответственность.

    При поддержке виновности как единственного основания уголовной ответственности акцент в основном делался на личность преступника, переносясь, таким образом, с самого деяния на субъект этой деятельности.

    Недостатки данных позиций давно отмечены в теории уголовного права. Так, состав преступления — это не реальное деяние, а юридическая конструкция, совокупность признаков, указанных в законе, характеризующих деяние личности, поэтому уголовная ответственность не может наступать за совокупность признаков. Вторая же позиция может привести к субъективизму в оценке и необоснованным репрессиям, так как при таких условиях значительный вес приобретает усмотрение правоприменителя в определении того, заслуживает ли гражданин упрека, порицания со стороны государства.

    С этих позиций, по нашему мнению, заслуживает внимание третья точка зрения, согласно которой имеются два основания уголовной ответственности: фактическое и юридическое. Фактическим основанием является совершение преступного деяния, а юридическим — наличие в совершенном деянии признаков определенного состава преступления

    При рассмотрении вопроса об основаниях уголовной ответственности необходимо затронуть и вопрос о существующей полемике вокруг признания или, наоборот, отвержения акцессорности группового преступления. Можно выделить три основных направления, существующих в науке уголовного права, при определении оснований уголовной ответственности участников группового преступления. Сторонники первой позиции рассматривают деятельность участников группового преступления как придаточную по отношению к деятельности исполнителя, то есть отстаивают идею акцессорности группового преступления2. Вторая группа исследователей указывает на признание российским уголовным законодательством неполной (частичной) акцессорности соучастия, при которой ответственность соучастников зависит от действий исполнителей, а также учитываются и индивидуальные качества личности3. Другая позиция основывается на утверждении независимости ответственности соучастников от действий исполнителя.

    Схожая ситуация сложилась и среди правоприменителей. Так, при анкетном опросе мнения респондентов по данному вопросу разделились на три позиции: 1) 11 % опрошенных придерживаются точки зрения, что российскому уголовному законодательству присуща полная акцессорность группового преступления, 2) 52 % разделяют позицию частичной акцессорности группового преступления и 3) 37 % считают, что ответственность соучастников независима от действий исполнителя.

    Приверженцы независимой ответственности соучастников указывают на то, что конструкция преступления при описании в Общей и Особенной частях УК РФ свидетельствует о самостоятельной ответственности соучастников преступления. Такое понимание согласуется с принципом индивидуальной ответственности, при которой возможна различная ответственность соучастников и исполнителя (при расхождении содержания умысла или когда исполнитель обладает определенными личными качествами, влияющими на квалификацию). Кроме этого, суд при назначении наказания обязан определить роль в совершенном преступлении и степень общественной опасности содеянного каждым

    Смотрите еще:

    • Закон 261 фз ст 13 Статья 31. О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном регулировании тарифов на электрическую и тепловую энергию в Российской Федерации" Внести в Федеральный закон от 14 апреля 1995 года N 41-ФЗ "О государственном регулировании тарифов на электрическую и […]
    • Оформить вычет на ребенка Как получить налоговый вычет по НДФЛ на детей? Родители ребенка, на обеспечении которых он находится, имеют право ежемесячно получать стандартный налоговый вычет по НДФЛ (далее — вычет на детей). Налоговый вычет позволяет уменьшить доход, облагаемый НДФЛ по ставке 13% (за […]
    • Санитарные правила и нормы 2141074-01 Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 7 апреля 2009 г. N 20 "Об утверждении СанПиН 2.1.4.2496-09" Постановление Главного государственного санитарного врача РФот 7 апреля 2009 г. N 20"Об утверждении СанПиН 2.1.4.2496-09" В соответствии с Федеральным […]
    • Авито вакансии сиделки с проживанием Работа: сиделка в Москве, 2 605 вакансий Сиделка с проживанием к пожилому мужчине после инсульта Полный уход за пожилым мужчиной после инсульта Приготовление пищи Уборка в квартиреГрафик - вахта Проживание и питание бесплатно Заработная плата до 35 000 […]
    • Сайт мелеузовского районного суда Мелеузовский районный суд Республики Башкортостан Декрет ВЦИК «О народном суде РСФСР» от 30 ноября 1918 года и Положение о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 года закрепили действие в пределах РСФСР единого Народного Суда и порядок утверждения Народными Комиссариатами […]
    • Приказ о ведении сайта министерства Приказ Минфина РФ от 21 июля 2011 г. N 86н "Об утверждении порядка предоставления информации государственным (муниципальным) учреждением, ее размещения на официальном сайте в сети Интернет и ведения указанного сайта" (с изменениями и дополнениями) Приказ Минфина РФ от 21 июля […]
    • Методические пособия по пнш Поурочные разработки математика 4 класс ПНШ В данной брошюре предоставлены поурочные планы к умк ПНШ по математике 4 класс. Методические пособия для учащихся: 1. Чекин А.Л. Математика. 4 класс: Учебник. В 2 ч. — М.: Академкнига/Учебник, 2013г. 2. Захарова О.А., Юдина Е.П. […]
    • Жалоба в прокуратуру волокита Жалоба на нарушение разумных сроков расследования уголовного дела Жалоба на нарушение разумных сроков расследования уголовного дела. Клинскому городскому прокурору Московской области советнику юстиции Селиверстову П.В. от __________________________, адвоката МКА «Легис Групп» […]