Гражданское дело 4 декабря

Рубрики Полезное

Гражданское дело 4 декабря

Об этой странице

Мы зарегистрировали подозрительный трафик, исходящий из вашей сети. С помощью этой страницы мы сможем определить, что запросы отправляете именно вы, а не робот. Почему это могло произойти?

Эта страница отображается в тех случаях, когда автоматическими системами Google регистрируются исходящие из вашей сети запросы, которые нарушают Условия использования. Страница перестанет отображаться после того, как эти запросы прекратятся. До этого момента для использования служб Google необходимо проходить проверку по слову.

Источником запросов может служить вредоносное ПО, подключаемые модули браузера или скрипт, настроенный на автоматических рассылку запросов. Если вы используете общий доступ в Интернет, проблема может быть с компьютером с таким же IP-адресом, как у вас. Обратитесь к своему системному администратору. Подробнее.

Проверка по слову может также появляться, если вы вводите сложные запросы, обычно распространяемые автоматизированными системами, или же вводите запросы очень часто.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 декабря 2017 г. N 70-КГ17-15 Суд отменил вынесенные ранее судебные решения и направил дело о признании незаконным решения об отказе в предоставлении единовременной компенсационной выплаты на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку повторное предоставление медицинским работникам спорной компенсационной выплаты в целом или в той части, в которой она была возвращена по прежнему месту работы, противоречит правовой природе данной выплаты и действующему правовому регулированию

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Пчелинцевой Л.М.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Фролкиной С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании 4 декабря 2017 г. гражданское дело по иску Строгалевой Дианы Маратовны к Департаменту здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа о признании незаконным решения об отказе в предоставлении единовременной компенсационной выплаты, о возложении обязанности заключить договор о выплате единовременной компенсационной выплаты

по кассационной жалобе директора Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого округа Новикова С.В. на решение Салехардского городского суда Ямало-Нененцкого автономного округа от 1 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 февраля 2017 г., которыми исковые требования удовлетворены.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Строгалева Д.М. обратилась в суд с иском к Департаменту здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа о признании незаконным решения об отказе в предоставлении единовременной компенсационной выплаты, о возложении обязанности заключить договор о выплате единовременной компенсационной выплаты, предусмотренной частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации».

В обоснование заявленных требований Строгалева Д.М. указала, что 5 октября 2016 г. в порядке перевода была принята на работу врачом-терапевтом дневного стационара в государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Аксарковская центральная районная больница» (далее — ГБУЗ «Аксарковская ЦРБ»), которая расположена в селе Аксарка Приуральского района Ямало-Ненецкого автономного округа.

До трудоустройства в ГБУЗ «Аксарковская ЦРБ» Строгалева Д.М. осуществляла свою трудовую деятельность в государственном бюджетном учреждении «Альменевская центральная районная больница» (далее — ГБУ «Альменевская ЦРБ»), которая находится в Курганской области, где воспользовалась правом на получение единовременной компенсационной выплаты медицинскому работнику, которая предусмотрена частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации». Однако в связи с необходимостью переезда в Ямало-Ненецкий автономный округ она не отработала в ГБУ «Альменевская ЦРБ» установленный договором о предоставлении единовременной компенсационной выплаты срок, в связи с чем осуществила возврат выплаченной ей единовременной компенсационной выплаты пропорционально неотработанному времени в сумме 610 555 руб. 56 коп.

Полагая, что её право на получение единовременной компенсационной выплаты не было реализовано в полном объёме, Строгалева Д.М. обратилась в Департамент здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа с целью заключения договора на получение названной выплаты в размере 610 555 руб. 56 коп., в чём ей решением от 25 октября 2016 г. было отказано со ссылкой на то, что заявитель не соответствует требованиям пункта 1 Порядка заключения договора в целях осуществления единовременных компенсационных выплат медицинским работникам, прибывшим (переехавшим) в 2016 году на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа, утверждённого постановлением Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 13 апреля 2016 г. N 359-П, поскольку Строгалевой Д.М. осуществлен переезд из одной сельской местности (села Альменено Альменевского района Курганской области) в другую сельскую местность (село Аксарка Приуральского района Ямало-Ненецкого автономного округа) и единовременная компенсационная выплата ей ранее предоставлялась.

Строгалева Д.М., считая, что оснований для отказа в предоставлении ей единовременной компенсационной выплаты у Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа не имелось, поскольку она соответствует требованиям, установленным пунктом 1 Порядка заключения договора в целях осуществления единовременных компенсационных выплат медицинским работникам, а именно является медицинским работником, не достигла возраста 50 лет, имеет высшее образование, прибыла в сельский населённый пункт на постоянную основную работу в медицинскую организацию, подведомственную Департаменту здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа в 2016 году, просила признать незаконным решение Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 октября 2016 г. об отказе в заключении договора о выплате единовременной компенсационной выплаты, предусмотренной частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», обязать ответчика заключить договор о выплате единовременной компенсационной выплаты.

Представитель Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа Стригин А.С. в суде иск не признал.

Решением Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 1 декабря 2016 г. исковые требования Строгалевой Д.М. удовлетворены.

Решение Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 октября 016 г. N 1801-18-01/871 об отказе Строгалевой Д.М. в предоставлении единовременной компенсационной выплаты признано незаконным. На Департамент здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа возложена обязанность заключить со Строгалевой Д.М. договор о предоставлении единовременной компенсационной выплаты в размере 610 555 руб. 56 коп.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 февраля 2017 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Директор Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа Новиков С.В. обратился в Верховый Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой поставил вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятых по делу судебных постановлений, как незаконных.

По результатам изучения доводов кассационной жалобы судьёй Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. 31 июля 2017 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации, и её же определением от 16 октября 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание суда кассационной инстанции стороны, извещённые надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела, не явились, о причинах неявки не сообщили. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьёй 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению, поскольку имеются основания для отмены в кассационном порядке обжалуемых судебных постановлений.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу о том, что при рассмотрении настоящего дела имеются такого характера существенные нарушения норм материального права, допущенные судами первой и второй инстанций, и они выразились в следующем.

Судом установлено и следует из материалов дела, что Строгалева Д.М., . года рождения, 30 октября 2014 г. была принята на работу на должность врача-терапевта в поликлинику ГБУ «Альменевская ЦРБ», которая расположена в селе Альменево Альменевского района Курганской области.

30 октября 2014 г. между Департаментом здравоохранения Курганской области и Строгалевой Д.М. заключён договор с медицинским работником, соответствующим требованиям, указанным в части 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», по условиям которого Департамент здравоохранения Курганской области обязался в течение 30 календарных дней с момента заключения договора перечислить на счёт в банке, указанный в договоре, единовременную компенсационную выплату в размере одного миллиона рублей, а медицинский работник Строгалева Д.М. обязалась отработать в течение пяти лет по основному месту работы на условиях нормальной продолжительности рабочего времени, установленной трудовым законодательством для данной категории работников, в соответствии с трудовым договором, заключённым медицинским работником с ГБУ «Альменевская ЦРБ».

Согласно подпункту 2 пункта 2 названного договора медицинский работник обязан вернуть на счёт Департамента здравоохранения Курганской области в течение двух месяцев с даты прекращения трудового договора часть единовременной компенсационной выплаты в случае прекращения трудового договора с медицинской организацией до истечения пятилетнего срока (за исключением случаев прекращения трудового договора по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77, пунктами 1, 2 и 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации), рассчитанной с даты прекращения трудового договора пропорционально неотработанному времени.

4 октября 2016 г. Строгалева Д.М. уволена из ГБУ «Альменевская ЦРБ» в порядке перевода в ГБУЗ «Аксарковская ЦРБ».

4 октября 2016 г. между Строгалевой Д.М. и Департаментом здравоохранения Курганской области заключено соглашение о расторжении договора с медицинским работником, соответствующим требованиям, указанным в части 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», согласно которому на медицинского работника Строгалеву Д.М. возложена обязанность возместить Департаменту здравоохранения Курганской области бюджетную сумму единовременной компенсационной выплаты пропорционально неотработанному медицинским работником периоду в размере 610 555 руб. 56 коп.

Денежные средства в размере 610 555 руб. 56 коп. были возвращены Строгалевой Д.М. Департаменту здравоохранения Курганской области 4 октября 2016 г.

5 октября 2016 г. Строгалева Д.М. принята на работу врачом-терапевтом ГБУЗ «Аксарковская ЦРБ», расположенное в селе Аксарка Приуральского района Ямало-Ненецкого автономного округа.

12 октября 2016 г. Строгалева Д.М. обратилась к Департаменту здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа с заявлением о предоставлении единовременной компенсационной выплаты, предусмотренной частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», полагая, что её право на получение названной выплаты в полном объёме не было реализовано.

Письмом Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 октября 2016 г. N 1801-18-01/871 в удовлетворении заявления Строгалевой Д.М. было отказано с указанием на то, что право на получение единовременной компенсационной выплаты, предусмотренной частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», предоставляется специалисту один раз за весь период его трудовой деятельности, это право Строгалевой Д.М. было реализовано, единовременная компенсационная выплата ей предоставлялась, в связи с чем Строгалева Д.М. не соответствует требованиям пункта 1 Порядка заключения договора в целях осуществления единовременных компенсационных выплат медицинским работникам, прибывшим (переехавшим) в 2016 году на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа, утверждённого постановлением Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 13 апреля 2016 г. N 359-П.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Строгалевой Д.М. о признании незаконным решения Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа об отказе в предоставлении единовременной компенсационной выплаты, о возложении обязанности заключить договор о предоставлении единовременной компенсационной выплаты, суд первой инстанции пришёл к выводу о том, что Строгалева Д.М. отвечает всем требованиям, которые предъявляются к медицинским работникам, имеющим право на получение единовременной компенсационной выплаты в порядке части 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации». При этом суд исходил из того, что положения названного закона не содержат нормы, запрещающей медицинскому работнику, возвратившему единовременную компенсационную выплату пропорционально неотработанному времени, повторно обратиться за её предоставлением по новому месту работы. Выплата единовременной компенсационной выплаты в размере, равном той сумме, которая была возвращена, свидетельствует о её единовременности, а не о повторности.

С выводами суда первой инстанции и их правовым обоснованием согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда первой инстанции и апелляционное определение подлежащими отмене, поскольку они вынесены с существенным нарушением норм материального права.

В рамках реализации региональных программ и мероприятий по модернизации здравоохранения субъектов Российской Федерации с целью повышения качества и доступности медицинской помощи, предоставляемой застрахованным лицам, статьёй 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (далее — Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ) установлен механизм осуществления за счёт средств бюджетов Российской Федерации и Федерального фонда обязательного медицинского страхования единовременных компенсационных выплат отдельным категориям медицинских работников, заключивших трудовые договоры с государственными учреждениями здравоохранения субъекта Российской Федерации либо с муниципальными учреждениями здравоохранения.

Согласно части 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ (в редакции Федерального закона от 14 декабря 2015 г. N 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», действовавшего на момент возникновения спорных отношений и до 1 января 2017 г.) в 2016 году осуществляются единовременные компенсационные выплаты медицинским работникам в возрасте до 50 лет, имеющим высшее образование, прибывшим в 2016 году на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа или переехавшим на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа из другого населённого пункта и заключившим с уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации договор, в размере одного миллиона рублей на одного указанного медицинского работника. Финансовое обеспечение единовременных компенсационных выплат медицинским работникам в 2016 году осуществляется за счёт иных межбюджетных трансфертов, предоставляемых бюджету территориального фонда из бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования в соответствии с федеральным законом о бюджете Федерального фонда обязательного медицинского страхования на очередной финансовый год, и средств бюджетов субъектов Российской Федерации в размере соответственно 60 и 40 процентов.

Порядок и условия предоставления иных межбюджетных трансфертов на предоставление единовременных компенсационных выплат медицинским работникам, предусмотренных частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ, из бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования бюджетам территориальных фондов обязательного медицинского страхования для последующего их перечисления в бюджеты субъектов Российской Федерации определены в части 12.2 названной статьи.

В частности, частью 12.2 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ предусмотрено, что иные межбюджетные трансферты предоставляются только при условии принятия высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации нормативного правового акта, который должен устанавливать помимо ряда необходимых условий обязанность уполномоченного органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации заключить с медицинским работником, указанным в части 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ, договор о предоставлении единовременной компенсационной выплаты в порядке, определённом высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, после заключения им трудового договора с государственным учреждением здравоохранения субъекта Российской Федерации либо с муниципальным учреждением здравоохранения, предусматривающего:

обязанность медицинского работника работать в течение пяти лет по основному месту работы на условиях нормальной продолжительности рабочего времени, установленной трудовым законодательством для данной категории работников, в соответствии с трудовым договором, заключённым медицинским работником с государственным учреждением здравоохранения субъекта Российской Федерации или муниципальным учреждением здравоохранения (подпункт «а» пункта 3 части 12.2 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ);

порядок предоставления медицинскому работнику единовременной компенсационной выплаты в размере одного миллиона рублей в течение 30 дней со дня заключения договора с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации (подпункт «б» пункта 3 части 12.2 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ);

возврат медицинским работником в бюджет субъекта Российской Федерации части единовременной компенсационной выплаты в случае прекращения трудового договора с учреждением, указанным в пункте «а» данного пункта, до истечения пятилетнего срока (за исключением случаев прекращения трудового договора по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77, пунктами 1, 2 и 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации), рассчитанной с даты прекращения трудового договора, пропорционально неотработанному медицинским работником периоду (подпункт «в» пункта 3 части 12.2 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ);

ответственность медицинского работника за неисполнение обязанностей, предусмотренных договором с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, в том числе по возврату единовременной компенсационной выплаты в случаях, указанных в подпункте «в» этого же пункта (подпункт «г» пункта 3 части 12.2 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ).

Правовое регулирование, установленное частями 12.1 и 12.2 статьи 51 Федерального закона «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», осуществлено в пределах дискреционных полномочий законодателя и направлено на создание дополнительных стимулов к переезду на работу в сельские населённые пункты и рабочие посёлки для молодых квалифицированных специалистов (медицинских работников), что согласуется с целями проводимой государством социальной политики (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 г. N 1868-О, от 27 октября 2015 г. N 2483-О).

На основании статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ в целях повышения эффективности реализации государственной политики в области социальной поддержки медицинских работников в сельской местности, качества и доступности оказания медицинской помощи сельскому населению постановлением Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 13 апреля 2016 г. N 359-П утверждён Порядок заключения договора в целях осуществления единовременных компенсационных выплат медицинским работникам, прибывшим (переехавшим) в 2016 году на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа (далее также — Порядок).

Согласно пункту 1 Порядка единовременная компенсационная выплата в размере одного миллиона рублей предоставляется медицинским работникам в возрасте до 50 лет, имеющим высшее образование, прибывшим в 2016 году на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа или переехавшим на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа из другого населённого пункта и заключившим с департаментом здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа договор по форме согласно приложению N 1 к Порядку, местом основной постоянной работы которых являются медицинские организации, подведомственные Департаменту здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа.

Пунктом 5 Порядка предусмотрено, что основанием для отказа в заключении договора является несоответствие медицинского работника, подавшего заявление о предоставлении выплаты, требованиям пункта 1 Порядка.

Из приведённого выше нормативного правового регулирования порядка предоставления медицинским работникам единовременной компенсационной выплаты в размере одного миллиона рублей следует, что единовременная компенсационная выплата носит целевой характер, предоставляется медицинским работникам с целью стимулировать их переезд на работу в сельские населённые пункты, рабочие посёлки, посёлки городского типа, направлена на закрепление медицинских кадров в сельских населённых пунктах и компенсацию связанных с переездом и обустройством затрат и неудобств, обусловленных менее комфортными условиями проживания по сравнению с иными (не сельскими) населёнными пунктами. Данная выплата носит единовременный характер, то есть предоставляется медицинским работникам, переехавшим на работу в сельские населённые пункты, однократно в течение их трудовой деятельности.

Вместе с тем предоставление указанной единовременной компенсационной выплаты обусловлено обязанностью медицинских работников в числе прочего отработать в течение пяти лет по основному месту работы на условиях нормальной продолжительности рабочего времени, установленной трудовым законодательством для данной категории работников, в соответствии с трудовым договором, заключённым медицинским работником с государственным учреждением здравоохранения субъекта Российской Федерации или муниципальным учреждением здравоохранения, а также в случае прекращения трудового договора с названным учреждением здравоохранения до истечения пятилетнего срока (за исключением случаев прекращения трудового договора по основаниям, предусмотренным пунктом 8 части 1 статьи 77, пунктами 1, 2 и 4 части 1 статьи 81, пунктами 1, 2, 5, 6 и 7 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации) возвратить в бюджет субъекта Российской Федерации единовременную компенсационную выплату, рассчитанную с даты прекращения трудового договора, пропорционально неотработанному медицинским работников периоду.

К таким исключениям, при наличии которых медицинский работник вправе не возвращать единовременную компенсационную выплату, относятся следующие случаи прекращения трудового договора:

— в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимую ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, либо отсутствие у работодателя соответствующей работы (пункт 8 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае ликвидации организации либо прекращение деятельности индивидуальным предпринимателем (пункт 1 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае сокращения численности или штата работников организации, индивидуального предпринимателя (пункт 2 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации);

— при смене собственника имущества организации (в отношении руководителя организации, его заместителей и главного бухгалтера) (пункт 4 части 1 статьи 81 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае призыва работника на военную службу или направления его на заменяющую её альтернативную гражданскую службу (пункт 1 части 1 статьи 82 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае восстановлении на работе работника, ранее выполнявшего эту работу, по решению государственной инспекции труда или суда (пункт 2 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае признания работника полностью неспособным к трудовой деятельности в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (пункт 5 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае смерти работника либо работодателя — физического лица, а также признание судом работника либо работодателя — физического лица умершим или безвестно отсутствующим (пункт 6 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации);

— в случае наступления чрезвычайных обстоятельств, препятствующих продолжению трудовых отношений (военные действия, катастрофа, стихийное бедствие, крупная авария, эпидемия и другие чрезвычайные обстоятельства), если данное обстоятельство признано решением Правительства Российской Федерации или органа государственной власти соответствующего субъекта Российской Федерации (пункт 7 части 1 статьи 83 Трудового кодекса Российской Федерации).

Учитывая, что единовременная компенсационная выплата, предусмотренная частью 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ, предоставляется медицинским работникам, переехавшим на работу в сельские населённые пункты, однократно, её повторное предоставление медицинским работникам в целом, а равно и в той части, в которой она была возвращена по прежнему месту работы, противоречит правовой природе данной выплаты и действующему правовому регулированию.

Между тем судебные инстанции при разрешении спора по иску Строгалевой Д.М. о признании незаконным решения Департамента здравоохранения Ямало-Ненецкого автономного округа об отказе в предоставлении единовременной компенсационной выплаты вследствие неправильного толкования норм права, не предусматривающих возможности повторного предоставления единовременной компенсационной выплаты медицинским работникам, пришли к ошибочному выводу о наличии у Строгалевой Д.М. права на получение единовременной компенсационной выплаты в сумме, равной той, которая была в добровольном порядке возвращена Строгалевой Д.М. в связи с неисполнением ею условий ранее заключённого с Департаментом здравоохранения Курганской области договора о предоставлении единовременной компенсационной выплаты в размере 1 000 000 руб.

Ссылка судов первой и апелляционной инстанции на отсутствие в законе норм, запрещающих медицинскому работнику, возвратившему такую выплату пропорционально неотработанному времени, повторно обратиться за её предоставлением по новому месту работы, является несостоятельной.

Установление единовременной денежной выплаты отдельной категории медицинских работников непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает и, соответственно, является исключительной компетенцией законодателя. Именно законодатель вправе определять размер такой выплаты, порядок её осуществления, источник финансирования, а также круг субъектов, на которых она распространяется, учитывая финансовые возможности государства и иные факторы, в том числе связанные с необходимостью обеспечения реализации конституционного права на охрану здоровья граждан, проживающих в сельской местности, и, следовательно, привлечения молодых квалифицированных специалистов на работу в сельских населённых пунктах и рабочих посёлках (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 27 октября 2015 г. N 2483-О).

Следовательно, при наличии установленного законом и нормативно-правовым актом субъекта Российской Федерации, в данном случае — постановлением Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 13 апреля 2016 г. N 359-П, порядка заключения договора в целях осуществления единовременных компенсационных выплат медицинским работникам, прибывшим (переехавшим) в 2016 году на работу в сельский населённый пункт, либо рабочий посёлок, либо посёлок городского типа, не предусматривающего возможность повторного её предоставления, вывод судебных инстанций о том, что действующее законодательство не содержит запрета на предоставление такой компенсационной выплаты повторно в случае её возврата, нельзя признать соответствующим буквальному толкованию указанных выше нормативных правовых актов, которыми урегулирован механизм реализации права медицинского работника на получение единовременной компенсационной выплаты.

Также нельзя признать правомерным и вывод судебных инстанций о том, что Строгалева Д.М. отвечает требованиям пункта 1 Порядка, утверждённого постановлением Правительства Ямало-Ненецкого автономного округа от 13 апреля 2016 г. N 359-П, поскольку она в 2014 году прибыла на работу в медицинское учреждение ГБУ «Альменевская ЦРБ», расположенное в сельской местности, в 2016 году ввиду перевода для дальнейшей работы в ГБУЗ «Аксарковская ЦРБ» переехала в село Аксарка Приуральского района Ямало-Ненецкого автономного округа.

Судебными инстанциями не было учтено, что компенсационная природа единовременной выплаты призвана стимулировать медицинских работников к переезду на работу в сельские населенные пункты из городов и в связи с этим компенсировать связанные с переездом и обустройством затраты, а также неудобства, обусловленные менее комфортными условиями проживания по сравнению с иными (не сельскими) населёнными пунктами.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Строгалева Д.М. в 2016 году прибыла на работу в Ямало-Ненецкий автономный округ из Курганской области, где работала в медицинском учреждении, расположенном в сельской местности. Таким образом, Строгалева Д.М., по смыслу части 12.1 статьи 51 Федерального закона от 29 ноября 2010 г. N 326-ФЗ, не является прибывшей в 2016 году в медицинское учреждение, расположенное в сельской местности, поскольку условия её труда (сельская местность) остались неизменными.

Предоставление же единовременной компенсационной выплаты медицинскому работнику при его переезде из одного сельского населённого пункта в другой сельский населённый пункт противоречит компенсационной природе этой выплаты.

С учётом изложенного обжалуемые судебные постановления нельзя признать законными, поскольку они приняты с существенными нарушениями норм материального права, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита прав и законных интересов заявителя, что согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены обжалуемых судебных постановлений с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить спор в соответствии с нормами права, регулирующими спорные отношения, и установленными по делу обстоятельствами.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 1 декабря 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 февраля 2017 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции — Салехардский городской суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 4 декабря 2012 г. N 33-16777/2012 (ключевые темы: ежегодный оплачиваемый отпуск — рабочее место — материальная помощь — увольнение — трудовые обязанности)

Определение Санкт-Петербургского городского суда
от 4 декабря 2012 г. N 33-16777/2012

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-1492/12 по апелляционной жалобе Корецкого М. В. на решение Куйбышевского районного суда Санкт — Петербурга от по иску Корецкого М. В. к Закрытому акционерному обществу » » об установлении фактов нарушения трудового законодательства, признании действий (бездействий) работодателя неправомерными, восстановлении трудовых прав, взыскании заработной платы и материальной помощи, компенсации за пользование денежными средствами и компенсации морального вреда; о восстановлении на работе и возмещении материального и морального ущерба, причиненного в результате незаконного лишения возможности трудится,

Заслушав доклад судьи Бакуменко Т.Н., выслушав объяснения истца Корецкого М.В., представителей ответчика Черныш А.И., Кукса О.М., заключение прокурора Кузьминой И.Д.,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

Первоначально Корецкий М.В. обратился в суд с иском к ЗАО » » о взыскании недополученной заработной платы и материальной помощи за период отпуска в размере руб., компенсации за несвоевременную выплату заработной платы и материальной помощи к отпуску, среднего заработка за время незаконного лишения возможности трудится (период с по день выхода на работу), компенсации морального вреда в размере руб.

Свои требования истец мотивировал тем, что ответчик лишил его права как ветерана боевых действий на использование ежегодного отпуска в удобное для него время. Гражданскому делу был присвоен номер N.

Впоследствии Корецкий М.В., ссылаясь также на нарушение его трудовых прав, обратился в суд с иском к ЗАО » «, заявив требования о признании незаконным его увольнения по основаниям пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за прогул, восстановлении на работе в ЗАО » » в должности эксперта аудита региональных филиалов и точек продаж управления аудита продаж департамента внутреннего аудита и взыскать компенсацию морального вреда в размере руб. Гражданскому делу был присвоен номер N.

Определением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от на основании положений части 4 статьи 151 ГПК РФ названные дела производством объединены, делу присвоен N. N.

Решением Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга от 29 августа 2012 года в удовлетворении исковых требований Корецкого М.В. отказано в полном объеме.

В апелляционной жалобе истец просит решение суда отменить, полагает его незаконным и необоснованным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав объяснения участников процесса, заключение прокурора, приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено и подтверждено материалами дела, что на основании трудового договора от Корецкий М.В. с был принят на работу в ЗАО » » (позднее ЗАО » «) на должность с испытательным сроком с до .

Дополнительным соглашением от в трудовой договор были внесены изменения, место работы истца было определено по месту нахождения Филиала ЗАО » » в городе Санкт — Петербурге.

Приказом N. -лс от рабочее место Корецкого , находящееся по месту нахождения филиала ЗАО » » в городе Санкт-Петербурге было перенесено в Москву по месту нахождения ЗАО » «. Однако соответствующие изменения в трудовой договор Корецкого работодателем внесены не были, рабочее место истца продолжало находится по месту нахождения филиала в Санкт — Петербурге.

Приказом N. -лс от Корецкий с был уволен в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора).

Впоследствии приказом N. -лс от работодателем был отменен приказ N. -лс от об увольнении Корецкого, истец был восстановлен на работе с (л.д. 257).

Корецкий М.В. обратился к работодателю с заявлением, в котором просил предоставить ему с ежегодный оплачиваемый отпуск продолжительностью 41 календарный день, а также с соответствии с Коллективным договором просил выплатить материальную помощь в размере % от ежемесячного должностного оклада.

На момент обращения с указанным заявлением Корецкий М.В. за свой текущий рабочий год (с по ) использовал 27 календарных дней отпуска, а также 34 календарных дня отпуска без сохранения заработной платы. Таким образом, на момент обращения Корецкого М.В. к работодателю с просьбой предоставить отпуск, за текущий рабочий год (с по ) у него осталось 7 календарных дней основного и дополнительного отпуска. Данные обстоятельства истец не оспаривал.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, письмами N. от и N. от работодатель отказал Корецкому М.В. в удовлетворении заявления от и разъяснил ему право на использование оставшейся части ежегодного оплачиваемого отпуска продолжительностью 7 календарных дней, который может быть предоставлен ему с по . Данные письма были вручены Корецкому М.В..

Однако в период с по Корецкий М.В. на работу не выходил. За каждый день отсутствия истца на работе работодателем были составлены соответствующие акты.

в помещении Куйбышевского районного суда Санкт — Петербурга истцу было предложено дать объяснения по факту отсутствия на работе.

Корецкий обратился к работодателю с заявлением о продлении очередного отпуска по причине временной нетрудоспособности с по .

После выхода истца на работу работодатель вновь предложил истцу дать объяснения по факту отсутствия его на работе с по , однако Корецкий М.В. отказался, о чем был составлен соответствующий акт.

Поскольку истец не представил доказательств уважительности своего отсутствия на работе в период с по , то приказом N. -лс от Корецкий М.В. с был уволен в соответствии с пп.»а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, за прогул.

Обратившись в суд с настоящим иском, Корецкий М.В. указал, что в период с по находился в ежегодном оплачиваемом отпуске. Полагая действия работодателя по его увольнению по основаниям п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ незаконными, Корецкий М.В. вместе с тем ссылался на то, что работодатель, отказывая в предоставлении ему отпуска в количестве 41 календарного дня, необоснованно не принял во внимание то обстоятельство, что он (Корецкий) является ветераном боевых действий и имеет права и льготы, установленные пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 12.01.1995 N 5-ФЗ «О ветеранах».

Впоследствии Корецкий уточнил основания заявленного иска и указал также на то, что после того, как работодатель перенес его рабочее место в Москву, а затем уволил, то фактически после восстановления на работе его рабочее место в филиале в Санкт — Петербурге отсутствовало.

Разрешая настоящий спор по существу, суд первой инстанции, учитывая установленные выше обстоятельства дела, признал, что на момент обращения Корецкого М.В. к работодателю с заявлением о предоставлении отпуска ( ) и до конца текущего рабочего года ( ) у истца имелось право лишь на использование оставшейся части его ежегодного оплачиваемого отпуска за рабочий год в количестве 7 календарных дней (1 оставшийся календарный день основного отпуска + 6 календарных дней дополнительного отпуска согласно п. 3.5 Коллективного договора ЗАО » «). Оснований для предоставления истцу 34 календарных дней ежегодного оплачиваемого отпуска не возникло, поскольку право на получение данного отпуска могло возникнуть у истца только в период с по .

Таким образом, отказывая в удовлетворении заявленного иска, суд первой инстанции пришел к выводу о законности и обоснованности действий работодателя.

Судебная коллегия признает выводы суда первой инстанции правильными.

В соответствии со статьёй 37 (часть 5) Конституции Российской Федерации каждый имеет право на отдых; работающему по трудовому договору гарантируются установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни, оплачиваемый ежегодный отпуск. Механизм реализации конституционного права на отдых, в том числе условия и порядок предоставления оплачиваемого ежегодного отпуска, закреплен в Трудовом кодексе Российской Федерации: согласно его статьям 114 , 122 и 123 ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка предоставляются работнику ежегодно в соответствии с утверждаемым работодателем, с учетом мнения выборного профсоюзного органа данной организации, графиком отпусков, являющимся обязательным как для работодателя, так и для работника.

Отпуск за второй и последующий годы работы может предоставляться в любое время рабочего года в соответствии с очередностью предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков в организации ( ч. 4 ст. 122 ТК).

Очередность предоставления ежегодных оплачиваемых отпусков устанавливается графиком отпусков. Отпуска могут предоставляться в любое время в течение года, но без нарушения нормальной работы организации. При составлении графика учитываются пожелания работников и особенности производственного процесса.

Кроме того, при составлении графика учитывается также право отдельных категорий работников в случаях, предусмотренных законами, на предоставление им ежегодного оплачиваемого отпуска по их желанию в удобное для них время года. К таким лицам, в частности, относятся ветераны боевых действий на территории других государств, в том числе и инвалиды ( ст. ст. 14 — 19 Федерального закона от 12.01.1995 N 5-ФЗ «О ветеранах»).

Подпункт 3 пункта 3 статьи 16 Закона РФ «О ветеранах» устанавливает право ветеранов боевых действий на использование ежегодного отпуска в удобное для них время.

В силу ч. 1 ст. 122 ТК РФ оплачиваемые отпуска должны предоставляться сотрудникам ежегодно, то есть в каждом рабочем году.

Рабочий год составляет 12 полных месяцев, но в отличие от календарного года исчисляется не с 1 января, а со дня поступления работника на работу к конкретному работодателю, на что указано в п. 1 Правил об очередных и дополнительных отпусках, утвержденных НКТ СССР от 30.04.1930, действующих в настоящее время в части, не противоречащей ТК РФ ( письмо Роструда от 08.12.2008 N 2742-6-1).

Следовательно, действующее законодательство не предусматривает предоставление отпуска раньше, чем начнется рабочий год, за который он предоставляется.

Трудовым договором от Корецкому М.В. был установлен ежегодный оплачиваемый отпуск, продолжительностью 28 календарных дней, и ежегодный дополнительный оплачиваемый отпуск, продолжительностью 6 календарных дней. При этом в трудовом договоре также было оговорено, что использование ежегодного отпуска осуществляется в соответствии с графиком очередности отпусков с учетом производственной необходимости и законных интересов других работников; допускается использование отпуска по частям, при этом в течение рабочего года одна из частей отпуска должна иметь продолжительность не менее 14 календарных дней; порядок использование остальной части основного оплачиваемого отпуска оговаривается в Коллективном договоре; порядок предоставления отпуска регулируется Положением об отпусках.

Пунктами 3.7 и 3.8 Коллективного договора ЗАО » » ( ) также устанавливалось, что работникам, по их личному заявлению, один раз в год при использовании части отпуска продолжительностью не менее 14 календарных дней оказывается материальная помощь в размере 5% ежемесячного должностного оклада; ежегодный оплачиваемый отпуск (включающий в себя дни дополнительного оплачиваемого отпуска) предоставляется работникам в соответствии с графиками очередности отпусков подразделений и Положением об отпусках.

Поскольку истец поступил на работу , то его рабочий год, за который ему полагается ежегодный оплачиваемый отпуск, начинался и должен был завершиться .

Обратившись к работодателю с заявлением о предоставлении отпуска продолжительностью 41 календарный день и материальной помощи, истец полагал, что в соответствии с Законом РФ «О ветеранах» он наделен правом получить за год ежегодный оплачиваемый отпуск в указанном размере.

Однако, исходя из положений вышеуказанных норм права, на момент обращения истца с заявлением о предоставлении отпуска продолжительностью 41 календарный день и материальной помощи, у него не возникло права на ежегодный оплачиваемый отпуск в указанном количестве дней. Как установлено судом за рабочий год с по у истца осталось 7 календарных дней неиспользованного ежегодного оплачиваемого отпуска. Право на получение ежегодного оплачиваемого отпуска в количества 34 календарных дней (41-7) могло возникнуть у истца только после того, как начался бы новый рабочий год истца, а именно с .

Таким образом, по состоянию на у истца было право на получение 7 календарных дней ежегодного оплачиваемого отпуска. Между тем из материалов дела следует, что данные дни отпуска истцом использованы не были. Работодатель в своих письмах предложил истцу оформить оставшеюся часть ежегодного оплачиваемого отпуска за рабочий год (7 календарных дней) в период с по , однако ответа на указанное предложение работодателя от работника не последовало; в свою очередь работодатель в отсутствии согласия истца не мог принять решение о предоставлении истцу отпуска продолжительность 7 календарных дней с по , приказ о предоставлении в указанный период отпуска ответчиком не издавался.

С учетом изложенного, доводы апелляционной жалобы о том, что отпуск истцу должен быть предоставлен в любое удобное для него время, не состоятелен, основан на неправильном толковании норм права. Отпуск должен быть предоставлен в любое удобное время для истца, однако только в случае возникновения права на отпуск.

В ходе судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции представитель ответчика пояснил, что период отсутствия истца с по не был учтен работодателем как прогул, данный период работодатель признал временем отсутствия истца на работе без указания причины.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что у истца не возникло права по получение заработной платы за период отпуска, а также права на получение материальной помощи в размере 5% ежемесячного должностного оклада в соответствии с п. 3.7 Коллективного договора.

Кроме того, следует отметить, что в силу указанного пункта Коллективного договора получение материальной помощи возможно только один раз в год при использовании части отпуска продолжительностью не менее 14 календарных дней. В рассматриваемом случае у истца за рабочий год осталась часть отпуска в количестве 7 календарных дней, что соответственно указывало на отсутствие у него права на получение материальной компенсации. В тоже время, право на получение материальной компенсации за рабочий год у истца на момент обращения с заявлением не наступило.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия считает, что выводы суда первой инстанции относительно отсутствия оснований ко взысканию недополученной заработной платы и материальной помощи за период отпуска, денежной компенсации за несвоевременную выплату заработной платы и материальной помощи за период отпуска, среднего заработка за время незаконного лишения возможности трудится (период с по день выхода на работу), компенсации морального вреда, являются правильными.

Доводы апелляционной жалобы, оспаривающие решение суда в указанной части, в целом не свидетельствуют о наличии правовых оснований к отмене обжалуемого решения суда, сводятся к изложению правовой позиции, выраженной ответчиком в суде первой инстанции и являвшейся предметом исследования и нашедшей верное отражение и правильную оценку в решении суда.

Согласно ст. 21 ТК РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка; соблюдать трудовую дисциплину.

В соответствии со ст. 91 ТК РФ рабочее время — время, в течение которого работник в соответствии с правилами внутреннего трудового распорядка организации и условиями трудового договора должен исполнять трудовые обязанности, а также иные периоды времени, которые в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами относятся к рабочему времени.

В силу ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания в виде: замечания, выговора, увольнения по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Согласно ст. 193 ТК РФ до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт.

Не предоставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания.

Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимо на учет представительного органа работников.

За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание.

Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт.

В соответствии с пп. «а» п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула (отсутствия на рабочем месте без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня).

В силу п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

Согласно п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 17.03.2004, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте. При этом следует иметь в виду, что перечень грубых нарушений трудовых обязанностей, дающий основание для расторжения трудового договора с работником по пункту 6 части первой статьи 81 Кодекса, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

В соответствии с пп. «д» п. 39 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17.03.2004, если трудовой договор с работником расторгнут по подпункту «а» пункта 6 части первой статьи 81 ТК РФ за прогул, необходимо учитывать, что увольнение по этому основанию, в частности, может быть произведено: за невыход на работу без уважительных причин, т.е. отсутствие на работе в течение всего рабочего дня (смены) независимо от продолжительности рабочего дня (смены); за нахождение работника без уважительных причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня вне пределов рабочего места; за самовольное использование дней отгулов, а также за самовольный уход в отпуск (основной, дополнительный). При этом необходимо учитывать, что не является прогулом использование работником дней отдыха в случае, если работодатель в нарушение предусмотренной законом обязанности отказал в их предоставлении и время использования работником таких дней не зависело от усмотрения работодателя (например, отказ работнику, являющемуся донором, в предоставлении в соответствии с частью четвертой статьи 186 Кодекса дня отдыха непосредственно после каждого дня сдачи крови и ее компонентов).

Согласно п. 53 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17.03.2004, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Таким образом, в силу приведенных выше норм закона, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности. Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Материалами дела, а именно актами отсутствия истца на рабочем месте в спорный период, а также показаниями свидетелей, допрошенных в ходе судебного разбирательства, безусловно подтверждается факт отсутствия Корецкого в период с по без уважительных причин на своем рабочем месте. Доказательств обратного истцом в нарушение положений статей 12 , 56 ГПК РФ не представлено.

Вместе с тем из материалов гражданского дела также усматривается, что работодатель неоднократно истребовал у истца объяснения по поводу его отсутствия на рабочем месте. В адрес истца была направлена телеграмма (л.д. 198), которая не была им получена по причине не проживания адресата по указанному адресу; работодатель в здании Куйбышевского районного суда пытался истребовать у истца объяснения; истцу было предложено дать объяснения в помещении филиала , однако истец также отказался.

Данные обстоятельства свидетельствуют о нарушении со стороны истца на протяжении длительного времени трудовой дисциплины, а также указывают на его недобросовестное отношение к труду.

Утверждения истца в апелляционной жалобе о том, что работодатель не направлял в его адрес требования с просьбой дать объяснения об отсутствии на работе, не может быть принято судебной коллегией во внимание, поскольку опровергается письменными доказательствами, а также показаниями допрошенных в ходе судебного разбирательства по делу свидетелей О., Б., Р., С. и пояснениями представителя ответчика Черныш А.И.

Судебная коллегия, оценив вышеизложенные обстоятельства, приходит к выводу о том, что отсутствие истца на рабочем месте в период с по без уважительных причин свидетельствует о наличии законных оснований у работодателя для наложения на истца дисциплинарного наказания в виде увольнения, тяжесть проступка и обстоятельства его совершения, также как и предшествующее увольнению поведение истца, свидетельствуют о законности принятого работодателем приказа N. -лс от в отношении Корецкого о наложений дисциплинарного взыскания и увольнения, в связи с чем, суд первой инстанции обоснованно отказал истцу в удовлетворении заявленных требований.

Доводы апелляционной жалобы истца относительно того, что он был лишен возможности выйти на работу, так как его рабочее месте в филиале в Санкт — Петербурге фактически отсутствовало, признаются судебной коллегией несостоятельными. Из материалов дела усматривается, что в период с по истец выходил на работу в филиал в Санкт — Петербурге, занимал прежнее место работы. Доказательств того, что в период с по рабочее место истца отсутствовало Корецким М.В. в деле не представлено. Напротив, из показаний вышеуказанных свидетелей следует, что, составляя в спорный период акты об отсутствии истца, они устанавливали факт отсутствия истца именно на его рабочем месте.

Вместе с тем ссылка истца на то, что его рабочее место было перенесено в Москву, а потому его рабочее место отсутствовало в Санкт — Петербурге также не может быть принята во внимание, поскольку фактически изменения относительно места работы истца не были внесены в его трудовой договор, Корецкий отказался от продолжения работы в Москве, в связи с чем был уволен, а впоследствии восстановлен на работе. Таким образом, поскольку изменения места работы истца не состоялось, то Корецкий М.В. должен был выйти на прежнее место работы в Санкт — Петербурге.

Правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которых дана судом с учетом требований гражданского процессуального законодательства, в связи с чем, доводы апелляционной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьей 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

При таких обстоятельствах обжалуемое решение суда является законным и обоснованным и оснований для его отмены не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьёй 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Решение Куйбышевского районного суда Санкт — Петербурга от 29 августа 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Смотрите еще:

  • Штраф 150000 Штраф 150000 Эта страница отображается в тех случаях, когда автоматическими системами Google регистрируются исходящие из вашей сети запросы, которые нарушают Условия использования. Страница перестанет отображаться после того, как эти запросы прекратятся. До этого момента для […]
  • Пенсия колхозников в ссср Об этой странице Источником запросов может служить вредоносное ПО, подключаемые модули браузера или скрипт, настроенный на автоматических рассылку запросов. Если вы используете общий доступ в Интернет, проблема может быть с компьютером с таким же IP-адресом, как у вас. […]
  • Список кассационных судов рф Источником запросов может служить вредоносное ПО, подключаемые модули браузера или скрипт, настроенный на автоматических рассылку запросов. Если вы используете общий доступ в Интернет, проблема может быть с компьютером с таким же IP-адресом, как у вас. Обратитесь к своему […]
  • Моздок адвокат Эта страница отображается в тех случаях, когда автоматическими системами Google регистрируются исходящие из вашей сети запросы, которые нарушают Условия использования. Страница перестанет отображаться после того, как эти запросы прекратятся. До этого момента для использования […]
  • Закон рф о выдаче справок Мы зарегистрировали подозрительный трафик, исходящий из вашей сети. С помощью этой страницы мы сможем определить, что запросы отправляете именно вы, а не робот. Почему это могло произойти? Источником запросов может служить вредоносное ПО, подключаемые модули браузера или […]
  • Новое в пенсии мвд рф Мы зарегистрировали подозрительный трафик, исходящий из вашей сети. С помощью этой страницы мы сможем определить, что запросы отправляете именно вы, а не робот. Почему это могло произойти? Проверка по слову может также появляться, если вы вводите сложные запросы, обычно […]
  • Какие заболевания передаются по наследству Об этой странице Мы зарегистрировали подозрительный трафик, исходящий из вашей сети. С помощью этой страницы мы сможем определить, что запросы отправляете именно вы, а не робот. Почему это могло произойти? Эта страница отображается в тех случаях, когда автоматическими системами […]
  • Резинострел разрешение Мы зарегистрировали подозрительный трафик, исходящий из вашей сети. С помощью этой страницы мы сможем определить, что запросы отправляете именно вы, а не робот. Почему это могло произойти? Эта страница отображается в тех случаях, когда автоматическими системами Google […]