Различие полномочий и функций

Рубрики Полезное

Ответ 19. Выделите функции Президента РФ по Конституции Российской Федерации:

1) роспуск Государственной Думы;


2) назначение на должность судей Конституционного суда, Верховного суда, Арбитражного суда, Генерального прокурора;


3) принятие решения об отставке Правительства РФ;


4) определение основных направлений внешней и внутренней политики;


5) назначение Председателя Правительства РФ;


6) обеспечение независимости и целостности государства, его суверенитета;


7) представление государства внутри и в международных отношениях.

Для правильного ответа необходимо уяснить различие между понятиями «функции» и «полномочия», именно это чаще всего путают.

Функция (от лат. functio — отправление, деятельность) — это вид или направление деятельности, управляющее воздействие какого-либо института власти, должностного лица, осуществляемое через конкретную деятельность.

Функции вытекают из правового статуса институтов власти или должностных лиц, установленного законом или иным правовым актом. В данном случае говорят: имеет право осуществлять этот вид деятельности, эту функцию (например, из правового статуса Президента РФ как главы государства вытекает его функция выступать гарантом незыблемости конституционного строя, конституционных прав и свобод граждан).

Для выполнения какой-либо функции, т. е. функционирования, институт власти или должностное лицо наделяется конкретными полномочиями — совокупностью прав и обязанностей, т. е. тем, что он может и обязан делать. Полномочия всегда конкретны и ограничены «радиусами» возможных действий, за которые институт власти, должностное лицо не вправе «выходить». Когда говорят: Президент имеет полномочия (например, на введение на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях военного положения), то имеют в виду, что данный субъект имеет право и может это сделать, но при этом обязан соблюсти определенные условия (в частности, если данная мера обусловлена агрессией против России или непосредственной угрозой агрессии, и об той мере незамедлительно сообщено Совету Федерации и Государственной Думе).

Полномочия в отличие от функций не столько связаны с деятельностью как процессом, сколько реализуются через принятие конкретных властных решений.

Правильный ответ — набор пунктов 4, 6 и 7.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ФУНКЦИЯ — регулярно осуществляемая органом исполнительной власти деятельность по реализации или обеспечению реализации властных полномочий.

Административный регламент осуществления государственной функции — нормативный правовой акт органа исполнительной власти, определяющий последовательность действий и сроки (административные процедуры), обеспечивающую исполнение государственных функций, включая предоставление государственных услуг, эффективную работу структурных подразделений и должностных лиц, реализацию прав граждан и организаций.

Функции органов государственной власти разделены на основные и дополнительные:

  • основная функция — деятельность, осуществляемая органом исполнительной власти для достижения целей его создания, ориентированная на обеспечение потребностей граждан, органов и организаций и зафиксированная в Положении об органе исполнительной власти, ­­
  • вспомогательная функция — деятельность, осуществляемая структурными подразделениями органов исполнительной власти в целях выполнения основных функций.
  • Проблема оптимизации контрольных и надзорных функций

    В настоящее время система контрольных и надзорных функций в органах исполнительной власти сложна, избыточна, не прозрачна и противоречива — контрольные функции (исследования, обследования, экспертиза, анализ первичной информации и т.д.) пересекаются с надзорными (проведение проверок, наложение взысканий, лицензирование, выдача разрешений, регистрация, приостановление деятельности и т.д.). Это приводит к усилению административного давления, увеличению количества административных ограничений деятельности организаций, в том числе предпринимательской деятельности.

    В рамках административной реформы осуществляется разграничение контрольных и надзорных функций органов исполнительной власти и местного самоуправления, разработка необходимых нормативных правовых актов.

    Контроль рассматривается в качестве функции по проведению испытаний, измерений, экспертиз, осуществляемых организациями, аккредитованными в органах исполнительной власти. Надзорные функции должны осуществляться органами исполнительной власти.

    ГОСУДАРСТВЕННАЯ УСЛУГА — деятельность органа исполнительной власти, оказывающего государственную услугу, выражающаяся в совершении действий и (или) принятии решений, влекущих возникновение, изменение или прекращение правоотношений или возникновение документированной информации (документа) в связи с обращением гражданина или организации в целях реализации их прав, законных интересов либо исполнения возложенных на них нормативными правовыми актами обязанностей.

    Государственная услуга и государственная функция отражают процессы взаимодействия государства и общества, их принципиальное различие — в инициаторе взаимодействия:

      1) если инициатором взаимодействия является ОРГАН ВЛАСТИ (например, осуществление контрольной проверки, расчет каких-либо общих тарифов и т.д.), то взаимодействие квалифицируется как государственная функция;
      2) если инициатором взаимодействия является ГРАЖДАНИН, ОРГАНИЗАЦИЯ (например, получение паспорта, лицензирование своей деятельности, расчет индивидуального тарифа, получение дубликата утерянного документа, запрос информации для СМИ), то такое взаимодействие является государственной услугой.

      Реестр государственных услуг — перечень государственных услуг, формируемый органами исполнительной власти в соответствии с их функциями. Реестр государственных услуг после прохождения экспертизы в экспертной группе при Комиссии по проведению административной реформы утверждается руководителем органа исполнительной власти. Предварительная экспертиза реестра государственных услуг необходима для пресечения навязывания обществу избыточных государственных услуг. В реестр государственных услуг входят услуги, которые связаны со взаимодействием с гражданами (организациями).

      Потребитель государственной услуги — гражданин Российской Федерации, иностранный гражданин, лицо без гражданства (далее — гражданин) или организация, обратившиеся в орган исполнительной власти, предоставляющий государственную услугу, для реализации прав либо законных интересов или исполнения возложенных нормативными правовыми актами обязанностей.

      Стандарт государственной услуги — обязательные для исполнения правила, устанавливающие требования к оказанию государственной услуги, включающие характеристики процесса, формы, содержания и результата оказания данной государственной услуги в интересах потребителя государственной услуги.

      Административный регламент предоставления государственной услуги — нормативный правовой акт органа исполнительной власти, определяющий сроки и последовательность действий (административные процедуры), обеспечивающие качественное и быстрое предоставление государственной услуги потребителям государственной услуги.

      Административная процедура — последовательность действий органа исполнительной власти при исполнении государственной функции или предоставлении государственной услуги.

      Срок предоставления государственной услуги — время от получения пакета документов, необходимого для выполнения государственной услуги в соответствие с нормативными правовыми актами до предоставления конечного документа (документов), для которого гражданин (организация) обращался в орган исполнительной власти.

      Паспорт государственной услуги — набор систематизированных данных о государственной услуге.

      Качество и своевременность предоставления государственной услуги, удовлетворяющие потребителя государственной услуги, зависят от количества административных действий, составляющих административную процедуру.

      В рамках административной реформы все административные процедуры и административные действия должны быть проверены на избыточность.

      Избыточная административная процедура — последовательность действий, исключение которых из административно-управленческого процесса не приводит к снижению качества предоставления государственной услуги (согласование, уведомление и др.).

      Избыточное административное действие — административное действие, исключение которого из административной процедуры позволяет достичь результата административной процедуры без дополнительных затрат.

      Под упрощением административных процедур и административных действий понимается:

      • сокращение количества документов, подлежащих предоставлению гражданами и организациями для получения государственной услуги;
      • применение новых форм документов, позволяющих устранить необходимость многократного предоставления идентичной информации, размещение бланков заявлений и форм на сервере органа исполнительной власти, разработка системы дистанционного предоставления государственной услуги;
      • снижение количества взаимодействий между гражданами (организациями) и должностными лицами, в том числе за счет введения системы «одного окна».

      Аутсорсинг — передача стороннему подрядчику некоторых государственных функций или административно-управленческих процессов. Аутсорсинг — механизм выведения определенных видов деятельности за рамки полномочий органов исполнительной власти путем заключения контрактов с внешними исполнителями на конкурсной основе (например, внедрение новых информационных технологий, управление зданиями и сооружениями государственных органов, организация подбора кадров, финансовый учет, функции по контролю и т.д.).

      АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЕГЛАМЕНТ — обязательный для исполнения порядок действий (решений) органа исполнительной власти, его структурных подразделений и должностных лиц, направленный на осуществление их полномочий в процессе предоставления государственных услуг (исполнения государственных функций).

      Под качеством государственного управления органа исполнительной власти следует понимать эффективность осуществления его административных процессов, включающих три базовые характеристики качества государственного управления:

        1) ориентированность на результат — качество процесса целеполагания, бюджетирования;
        2) внутренняя организация деятельности — насколько организовано выполнение функций и полномочий, возложенных на органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации;
        3) взаимодействие с потребителями государственных услуг — насколько комфортно гражданам взаимодействовать с органами исполнительной власти, насколько существенны издержки данного взаимодействия.

        Разница между функциями и должностными обязанностями

        Развитие трудовых отношений привело к тому, что круг полномочий и компетенций каждого сотрудника получил точное определение. Руководство порой заставляет своих работников выходить за рамки должностных обязанностей и выполнять несвойственные им функции. Точное разграничение понятий поможет сотрудникам организаций лучше понимать свои права и, соответственно, аргументировано отстаивать их.

        Определение

        Функции – конкретное поле деятельности сотрудника, идеальный результат его работы, направленный на достижение общеорганизационных целей. К ним относятся, в зависимости от сферы труда, выполнение поручений руководства, кадровое делопроизводство, технический и операционный контроль и многое другое. Это ожидаемый результат, который должен принести работник в результате успешной деятельности.

        Должностные обязанности – конкретные действия, выполняемые работником для исполнения функций и достижения поставленных задач. Это исчерпывающий набор процессов, которые сотрудник должен выполнять в установленные сроки и на приемлемом уровне качества. Должностные обязанности должны быть конкретными и очерчивать оптимальный способ выполнения работником поставленных задач.

        Таким образом, ключевое отличие между указанными категориями – это сущность понятий. Функции – прогнозируемый или ожидаемый результат труда работника предприятия. Данное понятие является общим и предельно широким. Должностные обязанности – процесс, одновременно и обязанности, и рекомендации сотруднику. Они являются вторичными по отношению к функциям, а также более детализированными и конкретными.

        Как функции, так и должностные обязанности должны быть закреплены в нормативных актах организации. Выход за очерченные рамки допускается лишь в особых случаях и, как правило, не по инициативе сотрудника.

        Разница между задачами и функциями

        Давно подмечено, что успеха добивается лишь тот, кто знает, к чему стремится и что делает. Для реализации своих целей необходимо успешно выполнять поставленные задачи и знать заданные функции. Тождественны ли данные понятия или между ними есть какая-то разница? Почему так важно знать точное значение указанных категорий и чем грозит их подмена и путаница?

        Задача – это проблема, требующая разрешения с помощью имеющихся средств, поручение, которое нуждается в исполнении к указанному сроку. В её качестве может выступать любой вопрос, стоящий перед человеком, будь то сложная научная проблема (лекарство против рака) или относительно небольшая трудность (строительство дороги). Исполнитель ограничен тем набором ресурсов, который имеется у него в распоряжении.

        Функция – деятельность человека или механизма, направленная на достижение определённого результата, роль и предназначение объекта внутри отдельной системы. Каждая вещь обладает определённой функцией: орудия труда служат для производства и обработки продуктов, предметы искусства – для удовлетворения эстетических запросов, компьютеры – для сбора и хранения информации.

        В чем же разница между функцией и задачей? Итак, как задачи, так и функции ставятся человеку либо лидером, управленцем, либо самостоятельно. Однако категории различаются между собой по конечному результату, который должен достигнуть человек. Функция выполняется постоянно или периодически (доставка воды к жилым домам), и измерить результат можно лишь в определённую единицу времени. Задачи имеют совершенно другое качество: у каждой из них либо есть конкретное решение (одно или несколько), либо оно отсутствует (неразрешимая проблема).

        Выполнять определённую функцию может как человек (ремонт теплотрассы, настройка доступа в интернет), так и механизм, программа (проверка целостности трубопровода, очистка воды). Задача всегда стоит перед существом, наделённым сознанием, для её решения необходимо использовать знания или опыт. Неодушевлённые предметы и механизмы выполняют рутинные задачи, только осуществляя свои функции.

        Задача состоит из таких обязательных элементов, как спорная ситуация, проблема и решение. Если ответить на поставленный вызов не представляется возможным, он считается неразрешимым. Функция – это процесс, который включает в себя правила, алгоритм действий и ожидаемый результат. Нарушение заданной последовательности сделает реализацию невозможной. Задача может достигаться различными способами, в том числе и новыми путями.

        При этом для реализации задач и выполнения функций требуются ресурсы (материальные, трудовые), которые могут быть достаточными, недостаточными или избыточными. Свобода действия исполнителя ограничена определёнными правилами, нарушение которых влечёт негативные последствия. Задачи и функции необходимы для достижения глобальных целей, поставленных перед человеком, рабочей группой, обществом.

        Различие полномочий и функций

        Конституция Российской Федерации 1993 г. (ч. 2 ст. 7) наряду с гарантиями охраны труда и здоровья людей, государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых граждан закрепляет систему социальных служб и гарантий социальной защиты.

        Российское законодательство, в целях определения особенностей правового положения органов социальной защиты, для каждого из них закрепляет порядок формирования, функции, полномочия, внутреннюю структуру, организационно – правовые формы. Среди указанных черт, характеризующих правовое положение органов социальной защиты, особая роль принадлежит полномочиям, посредством которых «государство уполномочивает его осуществлять определенные задачи и функции».

        Оттого насколько полно закрепляются в нормах права полномочия органов социальной защиты, во многом зависит четкость и эффективность работы всей системы.

        В своем Послании Федеральному Собранию «Россия на рубеже эпох» и последующих выступлениях, Президент Российской Федерации, подчеркивая значение полномочий органов власти, в том числе и органов местного самоуправления, отметил, что все они как раз и образуются для осуществления закрепленных в соответствующих нормативных актах полномочий. Любой выход за пределы установленной компетенции означает незаконное присвоение властных полномочий. В этой связи, по мнению главы Российского государства, важнейшей задачей является определение в нормативных актах статуса органа власти и управления, а также механизмов его ответственности.

        Вопрос о сущности, содержании, формах, способах установления и реализации полномочий государственных органов относится к числу наиболее разработанных, необъятных по числу и объему работ, посвященных этой теме, и одновременно, одним из наиболее запутанных вопросов в юридической теории. Причем, после работ Б.М. Лазарева дальнейшие изыскания в этом направлении зачастую проводились в основном в рамках существующих теорий, прибавить к которым принципиально новый научный продукт не всегда удавалось. Следует отметить, что В. Даль полномочие органа власти рассматривал на примере судьи, вкладывая в это понятие: 1) «возможность, право судить о ком, о чем или кого»; 2) в соответствии с тем, «кому и что подсудно»; 3) имея для этого «законные, прямые, полные, признанные и полноправные права».

        Авторы юридического энциклопедического словаря понимают под полномочиями «совокупность прав и обязанностей государственного органа, должностного лица» и указывают, что «полномочия органов государственной власти и управления определяются непосредственно конституцией и другими законами…».

        В настоящее время среди отечественных ученых существуют различные точки зрения относительно понятия полномочия государственных органов или органов местного самоуправления. При этом дискуссия в основном ведется вокруг соотношения трех терминов: полномочия, компетенция и функции органа.

        По мнению одних ученых полномочия и компетенция органов — тождественные понятия, они определяются как «совокупность полномочий или прав органа государства», другие под полномочием органа власти понимают «совокупность прав и обязанностей», третьи – не только права и обязанности, но и определенный круг деятельности государственного органа – «круг задач», четвертые – «предметы его ведения».

        Представляется, что компромисс между приведенными точками зрения может быть найден только в случае рассмотрения полномочий и функций в качестве взаимосвязанных, но все же самостоятельных и непременных элементов (черт) правового статуса определенного органа. При этом следует исходить из того, что практически все современные ученые под функциями органа власти понимают направления, сферы его деятельности, под полномочиями – основные права и обязанности, с помощью которых ими реализуется закрепляемые в законе функции. Такой подход дает возможность создать эффективные механизмы правового регулирования общественных отношений, в том числе и в области социальной защиты; разграничить полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты и государственных органов в зависимости от их функционального предназначения; проанализировать круг и содержание каждого в отдельности полномочия с точки зрения решения задач, стоящих перед каждым органом, и оценить его действия и решения с точки зрения их соответствия законодательству.

        Таким образом, компетенция государственных органов и органов местного самоуправления в области социальной защиты граждан представляет собой совокупность их полномочий и функций в данной сфере жизнедеятельности. Компетенцию любого органа управления, как правило, определяют как юридическое выражение совокупности функций и полномочий органа в соответствующей сфере общественной жизни. В функциях отражается содержание воздействия, характер взаимосвязи между участниками управленческих отношений, в полномочиях – юридически закрепленные методы управления и правовые формы осуществления управленческой деятельности. Об этом же, в сущности, писал и Л.А. Велихов применительно к управлению городом. Он подчеркивал, что термин «муниципальная компетенция» можно понимать в широком и узком смысле. В первом случае в нее входят не только права и обязанности, но и весь круг ведения и деятельности городских самоуправлений; во втором – под компетенцией понимаются специально предоставляемые городскому самоуправлению юридические права и принудительно возложенные на них обязанности. Содержание полномочий, как прав и обязанностей, т. е. компетенции субъекта управления в узком смысле как бы плавно вытекают из содержания закрепленных за ним функций. Или, иначе говоря, объем полномочий должен соответствовать объему осуществляемых функций.

        Между функциями и полномочиями существует тесная взаимосвязь. Вместе взятые они представляют собой определенную сферу деятельности органов. Их наличие и указание на них в нормативно-правовых актах, закрепляющих правовой статус органов власти и управления, способствует реализации принципа разделения властей, поскольку по точному замечанию профессора И.Д. Левина, «ограничение власти каждого органа власти возможно только путем выделения для него определенной сферы деятельности» . Однако, на наш взгляд, обязательным является отграничение в законодательстве (в компетенционных нормах) функций от полномочий. К сожалению, в законодательстве субъектов Российской Федерации это происходит не всегда. Например, отсутствует точное разграничение функций и полномочий органов местного самоуправления в области социальной защиты в Законе Липецкой области «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предоставлению мер социальной поддержки и социальному обслуживанию населения» от 2 декабря 2004 г. № 143 – ОЗ , а также в Законе Липецкой области «О государственной социальной помощи» от 29 марта 2005 г. № 179 — ОЗ , их перечисляют вперемежку, что приводит к определенным трудностям в правовом регулировании общественных отношений в данной области. Так в ст. 2 первого из упомянутых законов не делается различий между функциями и полномочиями органов местного самоуправления в области социальной защиты населения.

        Аналогичная картина наблюдается в законах о социальной защите населения Курской и Орловской областей.

        В связи с отсутствием четкого разделения в указанных нормах функций и полномочий органов социальной защиты населения возникают конкретные проблемы в правовой оценке их деятельности в области социальной защиты и с точки зрения соответствия этой деятельности нормам законодательства. Это связано с тем, что в отличие от полномочий органа социальной защиты, представляющих собой совокупность его прав и обязанностей, функции определяют только общие направления деятельности такого органа и не предполагают механизмов ответственности за неисполнение правовых норм, закрепляющих такие функции.

        Для устранения такого положения в ст. 2 Закона Липецкой области № 143 – ОЗ необходимо, на наш взгляд, внести изменения, связанные с четким разделением полномочий и функций органов местного самоуправления в области социальной защиты с учетом высказанных выше предложений. Нуждаются в этом и аналогичные нормативно-правовые акты других регионов.

        Необходимость такого именно способа закрепления в законодательстве полномочий органов местного самоуправления заключается в его точности и определенности. Применяемый в настоящее время способ смешения функций и полномочий имеет следующие существенные недостатки: во-первых, в случае отсутствия в законе какой-либо функции или конкретного полномочия органа местного самоуправления он начинает действовать в условиях правового вакуума, когда невозможно их проанализировать с точки зрения соответствия закону, что может явиться причиной дезорганизации системы управления муниципальных органов социальной защиты; во-вторых, вперемежку с широкими и важными полномочиями органов местного самоуправления могут формулироваться и мелкие, что приводит к чрезмерному дроблению их прав и обязанностей, мелочной регламентации их деятельности.

        Как известно в науке и практике многих зарубежных государств при формулировании полномочий органов местного самоуправления применяется принцип «ultra vires», предполагающий, что органы местного самоуправления вправе делать лишь то, что им предписано или разрешено законом.

        В нашей стране в советский период при определении полномочий местных органов власти традиционно применялся как метод «ultra vires», т.е. позитивный способ формулирования их прав и обязанностей, так и негативный способ, основанный на правиле – разрешено делать все, что не запрещено законом . Применяется он, к сожалению, и сейчас, тогда как в науке уже давно стало аксиомой, что основанием деятельности властных структур и должностных лиц является закрытый перечень их функций и полномочий .

        Определяя полномочия органов местного самоуправления, отечественное законодательство иногда делает это не в прямой форме, а путем установления правила: данный орган решает все те вопросы, которые не относятся к компетенции других органов. Но чтобы в подобных случаях определить, что же конкретно отнесено к компетенции данного органа, нужно, как правило, изучить большое количество нормативных актов, закрепляющих их полномочия, что является весьма трудоемкой работой .

        И все-таки, при формулировании полномочий органов местного самоуправления в области социальной защиты населения, Российское законодательство могло бы использовать смешанный способ, предполагающий как закрепление прав и обязанностей указанного органа, так и указание на то, что орган местного самоуправления обладает правами, которые не отнесены к компетенции других органов и должностных лиц Российской Федерации, ее субъектов и местного самоуправления.

        Например, в этой связи ст. 2 Закона Липецкой области «О наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями по предоставлению мер социальной поддержки и социальному обслуживанию населения» от 2 декабря 2004 г. № 143 – ОЗ могла бы не только перечислять полномочия органов местного самоуправления области, но содержать указание на то, что указанные органы располагают в области полномочиями, которые не отнесены законом к компетенции федеральных органов государственной власти и органов государственной власти Липецкой области.

        Применение такого смешанного способа, несомненно, способствовало бы развитию инициативы органов и должностных лиц местного самоуправления, но его реализация требует, чтобы работники этих органов хорошо знали законодательство, регламентирующее не только их собственные полномочия, но и полномочия в области социальной защиты населения федеральных органов и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

        Данный подход также нельзя признать универсальным, подходящим ко всем случаям определения компетенции органов местного самоуправления. Как и все остальные его «следует соизмерять с конституционными принципами защиты личности и общественных интересов» . Принципу соизмерения общественных интересов соответствует, на наш взгляд, подход, примененный законодателем.

        При рассмотрении понятия полномочий органов местного самоуправления в области социальной защиты граждан особый интерес представляет проблема соотношения прав и обязанностей государственного органа вообще и органа местного самоуправления, в частности, с их правоспособностью. По мнению Б.М. Лазарева, без решения этого вопроса нельзя разобраться до конца в юридической природе полномочий, определить ее место в общей системе правовых явлений .

        По поводу соотношения прав и обязанностей органа местного самоуправления, как и органа государственной власти с его правоспособностью в отечественной науке существуют различные точки зрения. Одни считают, что полномочия включают в себя правоспособность плюс права и обязанности, вытекающие непосредственно из закона и существующие до стадии правоотношений, а другие рассматривают полномочие такого органа и его правоспособность как два самостоятельных явления, ни один из которых в состав другого не входит .

        В юридической литературе до сих пор преобладает мнение о том, право государственного органа или органа местного самоуправления представляет собой «субъективное право в потенции», «настоящие» «субъективные права» появляются лишь в правоотношениях, что полномочие указанных органов является, по сути, его правоспособностью. «Справедливо, — говорит Ю.Г. Басин, что органы управления (должностные лица) наделяются полномочиями со дня образования соответствующего органа, но конкретные правомочия совершать действия, охватываемые их полномочиями, эти органы приобретают при наступлении юридических фактов. Полномочия – это совокупность возможных, но не наличных прав».

        Некоторые авторы рассматривают права и обязанности государственного органа как различные виды полномочий. По их мнению, «права государственного органа сохраняют за ними известную свободу выбора при решении тех или иных жизненных ситуаций, а обязанности не оставляют никакого места для усмотрения органа и условия их осуществления, всегда точно оговариваются в законе».

        Однако есть и другие точки зрения. В юридической литературе отмечалось, что полномочие государственного органа не должно рассматриваться как правоспособность, что в полномочие входят права и обязанности, вытекающие непосредственно из закона и существующие до стадии правоотношений.

        По нашему мнению, интересам становления и развития правового государства в России соответствует понимание полномочия органа местного самоуправления в области социальной защиты не как правоспособности, а как совокупности прав и обязанностей (в противном случае «применение таких понятий как превышение власти, бездействие власти, было бы сильно затруднительно» ).

        Мы солидарны с мнением Л.А. Григоряна, который утверждал, что для органа народного самоуправления возможное поведение есть одновременно и должное поведение и что у него вообще не существует правомочий «в чистом виде» ибо каждое конкретное право такого органа выступает одновременно в качестве его обязанности. Отстаивая свою точку зрения, он вполне обоснованно проводил различие между полномочиями народного самоуправления и правами и обязанностями гражданина, подчеркивая, что «первые, возникают в связи с их закреплением в законе вне зависимости от существования правоотношений, а вторые, — только в связи с наличием такого рода правоотношений».

        Федеральное законодательство и законодательство субъектов Российской Федерации, во многом придерживаясь данной точки зрения, указывает, применительно к области социальной защиты населения, на различие между полномочиями органа власти и правами и обязанностями.

        Так, например, ст. 5 Закона Орловской области « О системе социальной защиты населения в Орловской области» от 30 мая 2006 г. № 598 –ОЗ гарантирует каждому гражданину, проживающему на территории области, предоставление социальных услуг, обеспечение равных возможностей в их получении. Закон Курской области «О наделении органов местного самоуправления Курской области отдельными государственными полномочиями Курской области в сфере социальной защиты населения» (в ред. от 27.02 2007г. №14 – ЗКЮ) определяет сферу социальной защиты населения приоритетной в деятельности государственной власти и местного самоуправления. С таких позиций установлены нормы Закона Липецкой области «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан в Липецкой области».

        В отличие от гарантированного Конституцией права граждан на социальную помощь и поддержку со стороны государства, полномочия органов местного самоуправления в данной области действуют постоянно в силу их закрепления нормативно, прежде всего, в законе, а не в силу обязательности возникновения каких-либо правоотношений, субъектом которых являются эти органы. В отличие от граждан, которые могут делать все, что не запрещено законом, орган местного самоуправления может делать только то, на что он прямо правомочен законом или основанным на законе другим правовым актом.

        Например, таким правонарушением можно считать неисполнение или ненадлежащее исполнение органами местного самоуправления социальной поддержки отдельных категорий граждан по обеспечению продовольственными товарами (в соответствии со ст. ст. 2, 3 Закона Курской области «О предоставлении социальной поддержки отдельным категориям граждан по обеспечению продовольственными товарами» в ред. от 27.02.2007 № 14 – ЗКО). Неисполнение таких полномочий органами местного самоуправления должно повлечь за собой применение мер ответственности со стороны государства.

        Если обратиться к законодательству, то можно сразу же обнаружить, что нормативные акты, закрепляющие полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты населения, говорят не о правоспособности, а прямо о «правах» и «обязанностях» этих органов. В ряде случаев законодательство определяет не только полномочия, которыми обладает орган местного самоуправления, но и те, которые он «автоматически» приобретает при наступлении заранее предусмотренных условий. Но, как правило, законодательство ограничивается установлением уже имеющихся у органа полномочий.

        Иногда правовые нормы заранее предусматривают, и весьма конкретно те юридические факты, при наличии которых орган местного самоуправления обязан действовать определенным образом, реализуя свои полномочия. Однако очень часто, характеризуя ситуацию, при наличии которой орган местного самоуправления обязан действовать тем или иным образом, правовые нормы делают это лишь в самой общей форме, предоставляя самому органу юридическую возможность решать, есть ли в том или ином конкретном случае обстоятельства, при наличии которых он может и должен предпринять предусмотренные правовой нормой действия. Например, согласно ст. 6, п.4 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями осуществляется только федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации с одновременной передачей необходимых материальных и финансовых средств. Реализация переданных полномочий подконтрольна государству. Аналогичные положения содержатся и в ст. 19 и 21 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 6 октября 2003 г., который в полном объеме вступил в силу с 1 января 2006 г. Такие же положения содержатся и в законах субъектов Федерации.

        На наш взгляд, полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты населения должны быть регламентированы более детально. В условиях правового государства повышается роль права в регулировании организации и деятельности органов местного самоуправления, в том числе и в области социальной защиты. Но поскольку это невозможно сделать в рамках федерального законодательства и законодательства субъектов Федерации, то такая задача должна быть решена в рамках нормотворчества органов местного самоуправления.

        Таким образом, полномочия органов местного самоуправления в области социальной защиты населения могут определяться: 1) действующим федеральным законодательством; 2) законодательством субъектов Федерации; 3) инициативой органов местного самоуправления, в случаях, если действующее законодательство не содержит прямого запрета по отношению к этим органам заниматься указанными вопросами, местным нормотворчеством; 4) соглашениями о разграничении полномочий между органами власти субъектов Федерации и муниципальными органами.

        Соотношение понятий «компетенция» и «полномочие» применительно к Росимуществу

        Страницы в журнале: 74-77

        А.М. Еремин,

        преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Института государственного управления, права и инновационных технологий Россия, Москва [email protected]

        Рассматриваются полномочия Федерального агентства по управлению государственным имуществом, определяющие правовой статус и основные направления его деятельности. Автор раскрывает соотношение понятий полномочий и компетенции, непосредственно влияющей на правореализационный характер деятельности данного органа.

        Ключевые слова: государственный орган, компетенция, полномочия, правовой статус, регламентация.

        Определение базовых дефиниций является первоочередной проблемой любого научного анализа. Авторская позиция применительно к соотношению дефиниций «компетенция» и «полномочие» находит свое отражение во многих научных работах, однако применительно к Федеральному агентству по управлению государственным имуществом (Росимущество) указанная проблематика так и не была решена.

        Понятие «компетенция» происходит от латинского competere — добиваться, соответствовать, подходить. Юридические словари определяют компетенцию как совокупность установленных нормативными правовыми актами задач, функций, прав и обязанностей (полномочий) государственных органов, должностных лиц, общественных организаций, коммерческих и некоммерческих организаций [20].

        В настоящее время в законодательстве Российской Федерации определение дефиниции «компетенция» также не нашла своего разрешения, но общая позиция характеризует компетенцию в виде совокупности полномочий органа государственной власти по предметам ведения, установленным Конституцией Российской Федерации 1993 года и конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации.

        В отсутствие единого законодательного закрепления рассматриваемого понятия вопросы определения компетенции широко исследованы в российской юридической науке, например О.Е. Кутафиным, Ю.А. Тихомировым, Т.Я. Хабриевой и др.

        Компетенция органа, как совершенно справедливо отмечал Б.М. Лазарев, очерчивается путем указания на функции, которые возложены на орган применительно к той или иной сфере деятельности [9, с. 40; 22, с. 31—32]. Однако функции не только очерчивают компетенцию, но и отражаются в ней [1, с. 194]. Орган государства не должен ни уклоняться от реализации своей компетенции, ни выходить за ее пределы. Наделение органа исполнительной власти определенной компетенцией означает распределение полномочий между входящими в его структуру подразделениями и должностными лицами. Специфика компетенции заключается в том, что она всегда имеет активную направленность. Органы исполнительной власти создаются не для бездействия, а для того, чтобы решались задачи, поставленные перед государством в целом или в определенной сфере общественной жизни, в которой те или иные органы исполнительной власти представляют государство [14].

        Существуют различные точки зрения о соотношении полномочий, функций и компетенции. Как показывает анализ правовой литературы, посвященной данному вопросу, все авторы едины лишь в том, что основным элементом компетенции являются права и обязанности субъекта [3, с. 209; 5, с. 10; 9, с. 101—102; 16, с. 56—58; 20, с. 205—206; 22]. Что касается остальных элементов, то в их число включают круг подведомственных данному органу вопросов [9, с. 26—27], цели [16, с. 55], задачи, поставленные перед органом [8, с. 13—22; 10; 21, с. 65; 23, с. 11]; возложенные на него функции [3, c. 209; 11, c. 15], предметы ведения [17, с. 7; 16, с. 55], территорию его деятельности [9, с. 26—27], ответственность [15, с. 9].

        Следует особо подчеркнуть органичность взаимной связи в содержании управленческой деятельности функций и полномочий (прав и обязанностей), выраженных в компетенции субъектов управления. Будучи опосредованными лишь конкретными полномочиями, функции могут быть представлены как конечный этап реализации целей управляющей системы, за которым следует результат деятельности, в целом выраженный уже в параметрах работы объекта управления. Полномочия Росимущества призваны наделить его возможностью практической реализации возложенных на него функций. Функция, не подкрепленная соответствующими правами, не может быть реализована и лишается практического смысла [19, с. 51].

        Например, И.Л. Бачило, исходя из тезиса о том, что представить функции органа вне его компетенции невозможно, считает, что функции входят составной частью в компетенцию и определяют, что делает орган, выступая в результате правовым явлением. Для обоснования своей позиции ей приходится предложить два понятия компетенции — в широком и узком (собственном) смысле, причем оба понятия признаются правовыми. В первом случае в компетенцию включается, кроме функций, характеристика места органа в системе управления, его задач, объектов ведения, круга деятельности, правомочий и ответственности. Во втором случае компетенция состоит непосредственно из прав и обязанностей (правомочий) органа [4, с. 52—54].

        Более обоснованной представляется противоположная позиция, которую сформулировал, в частности, Б.М. Лазарев: «Функции управления сами по себе явления, конечно, не юридические, и поэтому они не могут быть элементами компетенции. Но законодательство возлагает на соответствующие органы выполнение тех или иных управленческих функций, причем в различных комбинациях и применительно к различным управляемым объектам. В результате у органа возникает право и обязанность осуществлять определенные управленческие функции в определенной сфере. Такие права и обязанности и есть один из элементов компетенции органов управления. Всякое субъективное право или обязанность есть вид и мера соответственно юридически возможного или юридически необходимого поведения (деятельности)» [9, с. 40—41].

        Это утверждение в целом согласуется с нашей точкой зрения по данному вопросу. На наш взгляд, компетенция Росимущества является системой его полномочий — прав и обязанностей. В силу этого представляется необходимым возразить тем ученым, которые определяют содержание компетенции посредством двух составляющих — предметов ведения и полномочий [12; 19].

        Предметы ведения — категория, безусловно, юридическая, однако, в отличие от компетенции, она подразумевает не точное определение прав и обязанностей, а лишь указание на сферы, в которых эти права и обязанности могут возникать.

        В теории государства и права, науке управления, а также практически во всех отраслях права понятие «полномочие» рассматривается как «составная часть компетенции и статуса органа, должностного лица, выполняющего управленческие функции в организации» [20, c. 654]. Толковый словарь русского языка определяет полномочия как «официально предоставленное кому-нибудь право какой-нибудь деятельности, ведения дел» [13, с. 554]. Вместе с тем в специальной юридической литературе под полномочиями обычно понимаются не просто права, а сочетание прав и обязанностей. Полномочия определяются как права и обязанности государственного органа, органа местного самоуправления, должностного лица, иных участников общественных отношений, установленные нормативным юридическим актом [7, c. 429]. Полномочие представляет собой право (и одновременно обязанность) соответствующего субъекта действовать в определенной ситуации способом, предусмотренным законом или иным правовым актом [20, с. 654]. При этом, как подчеркивает Ю.А. Тихомиров, в публично-правовой сфере полномочие представляет собой неразрывное единство прав и обязанностей, своего рода «правообязанность», которую нельзя не реализовывать в публичных интересах (в случае отказа от реализации или неэффективного исполнения полномочий наступает ответственность) [16, с. 56—57]. «Права и обязанности в данном случае — это единая категория, права одновременно являются и обязанностями» [6].

        На основании изложенного можно заключить, что полномочия Росимущества — это закрепленные нормами права за рассматриваемым органом и его должностными лица в целом права и обязанности, необходимые для осуществления его базовых функций. Дефиниция «полномочие» является неотъемлемым свойством, базовой составляющей самого понятия «орган», в том числе и относительно такого органа государственной власти, как Росимущество.

        1. Анисимов П.В. Права человека и правозащитное регулирование: проблемы теории и практики: моногр. — Волгоград, 2004.

        2. Атаманчук Г.В. Государственное управление: проблемы методологии правового исследования. — М., 1975.

        3. Атаманчук Г.В. Теория государственного управления: курс лекций. — М., 1997.

        4. Бачило И.Л. Функции органов управления. — М., 1976.

        5. Бондаренко А.А. Административно-правовой статус органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации в условиях административной реформы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006.

        6. Дитятковский М.Ю. Понятие отдельных государственных полномочий, которыми наделены либо могут наделяться органы местного самоуправления // Современное право. 2006. № 10.

        7. Конституционное право: энциклопедический словарь / отв. ред. С.А. Авакьян. — М., 2001.

        8. Кузнецов И.Н. Компетенция высших органов власти и управления СССР. — М., 1969.

        9. Лазарев Б.М. Компетенция органов управления. — М., 1972.

        10. Лазарев Б.М. О компетенции органа советского государства // Советское государство и право. 1964. № 10.

        11. Махов В.Х. Контрольные функции органов государственной власти Российской Федерации в условиях проведения административной реформы: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2005.

        12. Нанба С.Б. Понятие и структура компетенции муниципальных образований // Журнал российского права. 2008. № 6.

        13. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1998.

        14. Сапфирова А.А. Федеральная инспекция труда: компетенция — некоторые проблемы реализации // Трудовое право. 2008. № 9.

        15. Советское административное право / под ред. С.С. Студеникина. — М., 1962.

        16. Тихомиров Ю.А. Теория компетенции. — М., 2001.

        17. Тихомиров Ю.А. Основные черты компетенции представительных органов власти // Труды ВЮЗИ. Вопросы развития и совершенствования органов народного представительства в СССР. — М., 1966. Т. 7.

        18. Цабрия Д.Д. Статус органа управления // Советское государство и право. 1978. № 2.

        19. Шевчик Н.А. Государственная власть и местное самоуправление: правовые проблемы взаимодействия: дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2001.

        20. Юридическая энциклопедия / под ред. М.Ю. Тихомирова. — М., 2001.

        21. Юсупов В.А. Научная организация исполнительной власти: учеб. пособие. 2-е изд., доп. — Волгоград, 2003.

        22. Якимов А.Ю. Статус субъекта административной юрисдикции и проблемы его реализации: моногр. — М., 1999.

        23. Ямпольская Ц.А. Субъекты административного права: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1958.

        Полномочия органов местного самоуправления и их отношения с центральной властью

        Полномочия и функции местных органов управления в сфере их ведения (схема 13.3) наиболее детально закреплены в специальных законах о местном управлении и самоуправлении, а также в законах, которые регулируют разные отрасли государственного управления (финансы, образование, охрану здоровья и др.). В государствах англосаксонского права, в частности в Великобритании, важным источником определений полномочий местных органов служит судебный прецедент, который в значительной мерс регулирует и конкретизирует компетенцию местных органов, установленную актами парламента. В современных условиях распространенным явлением стало регулирование полномочий органов местного управления правительственными постановлениями, инструкциями министерств. В самом общем виде они закрепляются и в конституциях. В федеративных государствах,

        Схема 13.3. Полномочия муниципальных органов

        как правило, круг полномочий местных органов регулируется конституционным законодательством субъектов федерации. Обычно порядок предоставления полномочий местным органам в разных государствах различен.

        Имеющиеся на сегодня в конституциях зарубежных государств положения, касающиеся регулирования компетенции местных органов и их отношений с центральной властью, условно можно поделить на три группы: 1) конституционные положения, в которых формируются общие подходы к регулированию полномочий и функций местного управления и самоуправления; 2) конституционные нормы, касающиеся вопросов раздела компетенции между центральными органами государства и органами местного управления; 3) общие принципы взаимоотношений местных органов с центральной властью.

        Как уже отмечалось, конституции многих зарубежных государств содержат специальные разделы, посвященные управлению делами на местах, в которых так или иначе регулируются указанные вопросы. Иногда цели, задачи и принципы местного управления закрепляются в отдельных статьях основного текста конституции. Значение соответствующих норм заключается в том, что они, с одной стороны, устанавливают определенные границы деятельности местных органов власти, а с другой – представляют собой конституционные приказы, поручения, к реализации которых должны стремиться органы государства и само государство во всей своей деятельности.

        Современные зарубежные конституции прежде всего закрепляют общие подходы к регулированию компетенции местных органов власти. Так, Конституция Греции в п. 3 ст. 101 фиксирует такую норму-принцип: «Периферийные государственные органы владеют общей решающей компетенцией в вопросах своего района, а центральные службы кроме специальных функций ведают общим направлением, координацией и контролем деятельности периферийных органов, как это определено законом». В Конституции Эстонии (ст. 154) сказано, что решением всех вопросов местной жизни занимаются органы местного самоуправления, которые действуют на основании закона самостоятельно. При этом подчеркивается, что те или иные обязанности могут быть возложены на местное самоуправление только на основании закона или по соглашению с местным самоуправлением. Подобные положения находим в конституциях Словении (ст. 140), Норвегии (ст. 130), Словении (ст. 67), Чехии (ст. 104) и других государств.

        В федеративных государствах применяются несколько иные подходы к регулированию компетенции местных органов управления и самоуправления. В частности, в ФРГ объем и суть полномочий местных органов «определен оставленным свободным пространством, который по закону не предоставлен иным государственным органам». В Основном законе (п. 2 ст. 28) указано, что «обществам должно даваться право регулировать в границах закона под свою ответственность все дела местной общественности». Федеральный конституционный суд дал такое толкование данной статьи: коммунальным органам должно быть гарантировано право заниматься всеми местными делами, которые по закону не закреплены за иными органами управления. Этот принцип в более развернутом виде зафиксирован в конституциях земель. Согласно Конституции земли Гессен «общества являются на своей территории исключительными властелинами всех полномочий местного публичного управления, которое осуществляется на основании их собственной ответственности. Они могут исполнять какие-либо задания публичной власти, кроме случаев, когда решение этих заданий возложено на иные ведомства в общественных интересах специальным прописанным законом» (п. 1 ст. 137).

        В США, где, как известно, действует принцип «позитивного» регулирования (аналогично иным государствам англосаксонской системы права), объем полномочий местных органов власти устанавливается путем их детального перечисления в конституциях штатов. Федеральная же Конституция США ограничилась тем, что в разд. 10 ст. 1 установила ограничение прав штатов. Они, в частности, лишены права заключать международные договоры, вступать в союзы, облагать налогами и взимать таможенные сборы. Без согласия Конгресса штаты не могут содержать в мирное время войска, заключать соглашения с другими штатами и иностранными государствами.

        В отличие от иных федеративных государств, в Канаде в провинции не имеют своего основного закона. Их конституции представляют собой совокупность норм разд. 5 Конституционного Акта 1867 г. и конституционных актов, посвященных присоединению провинций к федерации. Вопросы местного самоуправления регулируются отдельными законами провинций. Можно утверждать, что федеральная Конституция дает провинциям исключительные полномочия в сфере регулирования проблем местного характера. Так, п. 7, 9.10 ст. 92 Конституционного Акта 1867 г. относит к их исключительной компетенции издание законов но вопросом основания и содержания больниц, приютов, благотворительных учреждений и домов опеки для бедных и управления ими.

        Полномочия местных органов управления и самоуправления в зарубежных странах примерно одинаковы и в конституциях намечены только их основные контуры.

        Так, нормы Конституции Испании разграничивают предметы ведения государства и автономных местных органов путем установления их исключительной компетенции (ст. 148 и 149).

        В частности, в перечень предметов ведения местных органов власти входят 22 пункта (ст. 148). К тому же Конституция устанавливает, что каждые пять лет местный орган может расширить свои полномочия в границах, которые не затрагивают исключительную компетенцию государства.

        На Кубе местные ассамблеи народной власти наделены более широкими полномочиями на исполнение государственных функций в границах своей территории. Согласно ст. 102 Конституции Кубы 1976 г. они руководят производственными и обслуживающими предприятиями, которые находятся в их подчинении, а также выполняют деятельность, которая необходима для удовлетворения экономических, культурных, образовательных потребностей населения. Местные ассамблеи народной власти в соответствии со своими полномочиями на основании закона принимают участие в подготовке и выполнении плана социально-экономического развития (ст. 104). К их полномочиям также относятся избрание судьей и назначение руководителей административных управлений (ст. 105 Конституции). Поэтому в классической триаде власти представительные местные органы местной власти на муниципальном уровне занимают лидирующие позиции и практически выполняют функции исполнительной власти.

        Характеристика местных органов самоуправления представлена на схеме 13.4.

        Что касается регламентации компетенции органов местного самоуправления в конституциях постсоциалистических государств, то она определена там только в общих чертах (исключение составляет Основной закон Венгрии). Например, в Конституции Румынии (ст. 120) сказано, что местные советы рассматривают публичные дела городов и коммун, а к компетенции первичных советов относится координация деятельности низовых советов и реализация публичных служб первичного значения. Конституция Болгарии фиксирует такое положение органов местного самоуправления, как право на объединение с другими обществами для решения общих вопросов (ст. 137), право на собственность и самостоятельный бюджет (ст. 140, 141). Статья 62 Конституции Монголии определяет в качестве основных полномочий территориальных органов самоуправления решение вопросов социально- экономической жизни и организацию участия населения в разрешении вопросов, которые относятся к компетенции вышестоящих органов.

        Схема 13.4. Характеристика органов муниципального управления

        Свои особенности имеет конституционное регулирование этих вопросов в государстве Латиноамериканского региона. Согласно ст. 311 Конституции Колумбии 1991 г. муниципии как базовые единицы административно-территориального деления должны оказывать государству услуги, определенные законом, выполнять необходимое для местных нужд строительство, содействовать развитию своей территории, активизации общественного участия, улучшению социальных и культурных условий жизни своих жителей и исполнять другие функции, предписанные законом.

        Конституционное законодательство многих государств в той или иной форме и в разном объеме выделяет и так называемую делегированную (порученную) компетенцию местных органов. Например, в ФРГ функции местного управления делятся на три основные группы: добровольные, обязательные и делегированные. К третьей группе относятся вопросы, которые не относятся непосредственно к местным и создают так называемую делегированную сферу влияния. Законодательство Финляндии также выделяет три группы функций управления: добровольные (те, что относятся к общей сфере деятельности коммун), непосредственно установленные законом, а также делегированные сверху (так называемые агентные).

        Как отмечается в научной литературе, общая тенденция для многих современных государств заключается в сокращении собственных коммунальных обязанностей и расширении обязательных и доверенных, что отражает все увеличивающуюся интеграцию местных органов в государственный механизм, их приспособление к решению задач общегосударственного значения. В ФРГ подобные дела в данное время составляют 80–90% общего объема дел, которые исполняют местные органы.

        Свои полномочия местные органы осуществляют под контролем центральных властей (схема 13.5).

        При этом в разных государствах взаимоотношения между местной и центральной властями строятся в зависимости от принятой в той или иной стране модели. Если в США, Нидерландах и Швейцарии отношения эти строятся на основании концепции (модели) партнерства, то в таких странах, как Франция, Италия, Португалия, Япония, – по так называемой агентской модели.

        Схема 13.5. Отношения центральной власти и органов местного самоуправления

        Первая концепция рассматривает отношения местных и центральных властей как отношения партнеров и равноправных участников. В рамках агентской модели отношения между центральными и местными властями рассматриваются как отношения агента и принципала, т.е. акцент делается на главной роли центра по отношению к местному управлению.

        Эти концепции воспроизведены в текстах основных законов зарубежных государств. В конституциях многих государств отражены разные аспекты института административного наблюдения (контроля). Прежде всего, зафиксирована необходимость законодательного регулирования административного наблюдения.

        Конституционная формула

        В частности, в Конституции Болгарии сформулировано такое требование: «Центральные государственные органы и их представители на местах осуществляют контроль за соответствием актов органов местного управления закону, только когда зто установлено законом» (ст. 144). Конституция Греции в и. 5 ст. 102 фиксирует норму, согласно которой «государство осуществляет наблюдение над органами местного самоуправления, не препятствуя их инициативе и свободной деятельности». Аналогичные нормы можно встретить в Конституциях Италии (ст. 125), Португалии (ст. 243) и иных государств.

        В конституциях некоторых стран перечисляются субъекты исполнения административного наблюдения: в Болгарии – это областные руководящие органы, в Румынии и Монголии – префекты, в Венгрии – министр внутренних дел, который действует через республиканских уполномоченных.

        Обычно в конституциях четко определяются объект и предмет административного наблюдения (например, ст. 122 Конституции Румынии). Расширяет предмет административного наблюдения Основной закон Монголии: префект несет ответственность за обеспечение на своей территории законов, решений власти и вышестоящих органов (ст. 61.1).

        Однако наиболее четко регулирует эти вопросы Конституция Испании, которая в ст. 153 устанавливает, что контроль за деятельность органов местной власти осуществляется:

        а) Конституционным судом – за конституционностью принятых актов, которые имеют силу закона;

        б) Правительством но представлению Государственных советов – за осуществлением полномочий, делегированных местным органам;

        в) органами административной юстиции – автономного управления;

        г) Счетной палатой – по экономическим и бюджетным вопросам.

        В литературе указывается на наличие и других форм контроля за деятельностью органов местного управления. В частности, важными способами контроля является издание циркуляров, которые устанавливают стандарты для местных служб, а также непосредственное инспектирование деятельности местных органов чиновниками министерств. В Великобритании и Скандинавских странах контроль за некоторыми сферами деятельности местных органов осуществляют омбудсмены, которые имеют право ставить вопрос про ответственность должностных особ за неправильное осуществление финансово-бюджетных и некоторых других полномочий.

        Значимую роль во взаимоотношениях центральных органов государственной власти с местными органами играет финансовый контроль. Конституции некоторых стран (ст. 267 Конституции Уругвая, ст. 135 Конституции Боливии, ст. 246 Конституции Эквадора, ст. 195 Конституции Колумбии и др.) фиксируют право местных органов на формирование своих бюджетов, определяют его источники, а также централизованные дотации государства. Статья 141 Конституции Болгарии, например, имеет дополнение: «Государство средствами бюджета и иными способами помогает нормальной деятельности общества». Конституция Румынии (ст. 138) закрепляет норму, согласно которой местные налоги и сборы устанавливаются местными советами в границах и при условиях, установленных законом. А ст. 119 Конституции Италии гласит, что области пользуются финансовой автономией. При этом для исполнения некоторых заданий государство в законодательном порядке предоставляет отдельным областям специальные средства.

        Наконец, укажем на особую роль судебных гарантий по защите органов местного управления. Право на судебную защиту предусмотрено в текстах многих конституций новейшего периода. Так, согласно с ст. 145 Конституции Болгарии местные общества могут обжаловать в суде акты и действия, которыми нарушаются их права. Такие споры рассматриваются общими или административными судами. А в соответствии со ст. 149 и 150 местным органам власти предоставлено право инициировать в Конституционном суде споры о компетенции между органами местной власти и центральными исполнительными органами.

        В заключение подчеркнем, что на эффективность той или иной формы взаимоотношений местных органов с государственными органами, степень их реализации во многом влияет расстановка политических сил на центральном и местном уровнях власти и иные факторы. В целом же можно констатировать, что в демократических государствах создан очень гибкий и надежный механизм, который в основном обеспечивает координацию усилий всех уровней власти с учетом местных особенностей.

        Смотрите еще:

        • Правила совместной закупки Совместная покупка нижний новгород ГЛАВА 1. Общие положения Статья 1. Основные сведения и рекомендации для пользователей форума СП Статья 2. Терминология Статья 3. О форуме Статья 4. Подфорумы ГЛАВА 2. Модераторы Статья 5. Состав и полномочия команды модераторов Статья […]
        • Пособия для бомжей Кр. пособие Бомж пособие по выживанию Кр. пособие: Бомж пособие по выживанию. План: Введение 1.Хлеб. Свое 2.Кругаль. Чай 3.Сфера (Круг интересов). Связи. 4.Делиться, не делиться 5.Люмпенские слои (грузчики, охранники, тодшики( далее маугли), бродяги, бомжи 6.Работа.Заработок […]
        • Брайан трейси 100 абсолютных законов 100 абсолютных законов успеха в бизнесе. Название: 100 абсолютных законов успеха в бизнесе Автор: Брайан ТрейсиИздательство: Аудио-КонсалтИсполнитель: Лев ХарламовДата выпуска: 2007Продолжительность: 08:23:31 Формат: AWB (Аудиокнига для Nokia)Аудио: 23.85 Кбит/сРазмер: 105,29 […]
        • Нотариус москва метро автозаводская Нотариусы у метро станция Автозаводская В Москве рядом со станцией метро станция Автозаводская находится 5 нотариальных контор. В них только один нотариус работает после 6 вечера в будние дни, только один нотариус работает в субботу и ни один нотариус не работает по […]
        • Таблица юриста Таблица юриста XXIV. ТРИ ЮРИСТА Следующие замечания дополняют некоторые вопросы в главе «Родственники Сеяна» (Гл. XXII с табл. XXIII). 1. Поскольку сын Сер. Сульпиция Руфа (консула 51 г.) — кузен с материнской стороны (consobrinus) Д. Брута, то недостающая мать последнего — […]
        • Закона n 215-фз О новой обязанности для юридических лиц в соответствии с 215-ФЗ ООО КБ «ГТ банк» информирует, что 23.06.2016 года на официальном интернет-портале правовой информации http://publication.pravo.gov.ru/ опубликован Федеральный закон от 23.06.2016 N 215-ФЗ "О внесении изменений в […]
        • График выплаты пенсии москва График выплаты за сентябрь 2018 года пенсий и иных социальных выплат через отделения почтовой связи Дата выплаты по графику Дата фактической выплаты 3 3 сентября 4 4 сентября 5 5 сентября 6 6 сентября 7 - 8 7 сентября 9 - 10 10 сентября 11 11 сентября 12 12 сентября 13 13 […]
        • Волчиха с проживанием Горнолыжный курорт Цены сезона 16/17 на прокат и подъемники Тарифы на услуги подъёмника Цена на подъёмы Дети до 6 лет - бесплатно и только в сопровождении взрослого Дети до 12 лет – 50% от основного тарифа (не действует на тарифы по подъёмам) Скидки корпоративным клиентам […]