Закон о конкуренции ст 10

Рубрики Вопросы и ответы

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (с изменениями и дополнениями)

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ
«О защите конкуренции»

С изменениями и дополнениями от:

1 декабря 2007 г., 29 апреля, 30 июня, 8 ноября 2008 г., 17 июля, 27 декабря 2009 г., 5 апреля, 8 мая, 29 ноября 2010 г., 1 марта, 27 июня, 1, 11, 18 июля, 21 ноября, 6 декабря 2011 г., 28 июля, 30 декабря 2012 г., 2, 23 июля, 2 ноября, 21, 28 декабря 2013 г., 4 июня, 21 июля 2014 г., 29 июня, 13 июля, 5 октября 2015 г., 3 июля 2016 г., 19 февраля, 23 апреля, 4 июня, 29 июля 2018 г.

Принят Государственной Думой 8 июля 2006 года

Одобрен Советом Федерации 14 июля 2006 года

См. комментарии к настоящему Федеральному закону

О применении настоящего Федерального закона с учетом Правил технологического присоединения, Правил недискриминационного доступа, Правил подключения и законодательства о теплоснабжении см. разъяснения Президиума ФАС России N 7, утвержденные протоколом Президиума ФАС России от 30 ноября 2016 г. N 15

С 1 января 2015 г. на территориях государств-членов Евразийского экономического союза действует Протокол об общих принципах и правилах конкуренции (приложение N 19 к Договору о Евразийском экономическом союзе) (Астана, 29 мая 2014 г.)

О некоторых вопросах применения настоящего Федерального закона (в редакции Федерального закона от 5 октября 2015 г. N 275-ФЗ) см. письмо ФАС России от 24 декабря 2015 г. N ИА/74666/15

См. Обзор по вопросам судебной практики, возникающим при рассмотрении дел о защите конкуренции и дел об административных правонарушениях в указанной сфере, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.

О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства, см. постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 2008 г. N 30

Президент Российской Федерации

Закон направлен на совершенствование правового регулирования отношений, связанных с защитой конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, устранением противодействия конкуренции со стороны органов власти и управления. Устанавливаются единые правовые основы защиты конкуренции на товарных и финансовых рынках.

Впервые действие закона распространено на соглашения, заключенные за рубежом, при одновременном выполнении следующих условий: предметом соглашений выступают активы, находящиеся на территории РФ, либо акции российских АО и права в отношении российских коммерческих организаций; соглашение приводит (может привести) к ограничению конкуренции в РФ.

Закон содержит развернутый понятийный аппарат, сформированный с учетом практики применения антимонопольного законодательства в России и за рубежом. Изменен подход к таким базовым понятиям, как товар, товарный рынок, координация деятельности хозяйствующих субъектов третьим лицом, ограничивающие конкуренцию согласованные действия, доминирующее положение хозяйствующего субъекта. С 65 до 50 процентов снижено значение рыночной доли хозяйствующего субъекта, которое является признаком его доминирующего положения. Ранее хозяйствующий субъект с долей рынка менее 35 процентов не являлся монополистом. Закон предусматривает возможность признания доминирующего положения хозяйствующего субъекта и с меньшей долей рынка.

Введены критерии, на основании которых отдельные виды монополистической деятельности могут быть признаны правомерными. Таковы случаи, когда соответствующие действия хозяйствующих субъектов: имеют или могут иметь своим результатом содействие совершенствованию производства (реализации) товаров или стимулированию технического (экономического) прогресса, либо повышение конкурентоспособности товаров на мировом рынке; имеют своим результатом получение потребителями соразмерной части преимуществ (выгод), которые приобретаются соответствующими лицами от совершения ограничивающих конкуренцию действий; не налагают на третьих лиц или участников таких действий ограничений, не являющихся крайне необходимыми для достижения целей таких действий; не создают для отдельных лиц возможности не допустить или устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке.

Одной из существенных новелл закона является определение понятия государственной помощи как особой разновидности антиконкурентных действий органов государственной власти и местного самоуправления, введение запрета на ее предоставление, а также определение отдельных исключений из такого запрета и процедуры предоставления государственной помощи в исключительных случаях.

Закреплен статус федерального антимонопольного органа и порядок осуществления государственного контроля за экономической концентрацией.

Разграничиваются виды действий и сделок, на осуществление которых требуется разрешение антимонопольного органа, и об осуществлении которых необходимо уведомить антимонопольный орган. Расширен перечень случаев, когда требуется предварительное согласие антимонопольного органа. Ранее необходимость такого согласия устанавливалась только для слияния и присоединения коммерческих организаций и определялась на базе только балансовой стоимости активов (30 миллионов МРОТ). Закон вводит новые критерии, согласно которым для данных случаев необходимость получения предварительного согласия определяется исходя из балансовой стоимости активов (3 миллиарда рублей) или суммарной выручки (6 миллиардов рублей). Предварительное согласие антимонопольного органа при слиянии финансовых организаций необходимо, если суммарная стоимость их активов превышает величину, установленную Правительством РФ. Также требуется предварительное согласие на создание коммерческой организации, когда оплата ее уставного капитала осуществляется акциями (долями) хозяйственного общества, на увеличение уставного капитала финансовых организаций, приобретение акций (долей) хозяйствующих субъектов (финансовых организаций), если такое приобретение приводит к переходу к приобретателю прав на 25, 50 или 75 % акций (50 % и две трети долей) хозяйственного общества.

Изменен подход к определению случаев, когда хозяйствующие субъекты обязаны уведомлять антимонопольный орган. Законодатель отказался от антимонопольного контроля в отношении создания, слияния, присоединения некоммерческих организаций, а также изменения состава участников таких организаций. Одновременно пересмотрены критерии, по которым о создании, слиянии, присоединении коммерческих организаций должен уведомляться антимонопольный орган: суммарная стоимость активов должна превышать 200 миллионов рублей (вместо 2 миллионов МРОТ), также в качестве критерия используется сумма выручки (равная 200 миллионам рублей). Отдельно введено требование уведомлять антимонопольный орган при приобретении акций (долей), прав и имущества организации при соблюдении ряда условий.

Закон содержит принципиально новый раздел, посвященный детальному регулированию процедуры рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольным органом. Вводится порядок, в соответствии с которым устанавливается обязанность по требованию антимонопольного органа перечислять в бюджет доход от недопустимой монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции (в соответствии с ранее действовавшим порядком указанное перечисление осуществлялось на основании судебного решения).

Со дня вступления закона в силу утрачивает силу большинство норм Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности» и законы, вносящие в него изменения, ФЗ «О защите конкуренции на рынке финансовых услуг», а также отдельные положения ряда других федеральных законов.

Закон вступает в силу по истечении девяноста дней после его официального опубликования.

Федеральный закон от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции»

Настоящий Федеральный закон вступает в силу по истечении девяноста дней после дня его официального опубликования

Текст Федерального закона опубликован в «Российской газете» от 27 июля 2006 г. N 162, в «Парламентской газете» от 3 августа 2006 г. N 126-127, в Собрании законодательства Российской Федерации от 31 июля 2006 г. N 31 (часть I) ст. 3434

В настоящий документ внесены изменения следующими документами:

Федеральный закон от 29 июля 2018 г. N 259-ФЗ

Изменения вступают в силу с 10 августа 2018 г.

Федеральный закон от 4 июня 2018 г. N 135-ФЗ

Изменения вступают в силу с 4 июня 2018 г.

Федеральный закон от 23 апреля 2018 г. N 91-ФЗ

Изменения вступают в силу с 4 мая 2018 г. и применяются по 15 августа 2018 г. включительно

Федеральный закон от 19 февраля 2018 г. N 17-ФЗ

Изменения вступают в силу с 19 августа 2018 г.

Федеральный закон от 29 июля 2017 г. N 279-ФЗ

Изменения вступают в силу с 31 июля 2017 г.

Федеральный закон от 3 июля 2016 г. N 264-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 5 октября 2015 г. N 275-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении девяноста дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 250-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 224-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2016 г.

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 216-ФЗ

Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 213-ФЗ

Федеральный закон от 29 июня 2015 г. N 156-ФЗ

Федеральный закон от 21 июля 2014 г. N 265-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 мая 2015 г.

Федеральный закон от 4 июня 2014 г. N 143-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении ста восьмидесяти дней после дня вступления в силу Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ

Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 423-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении тридцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. N 396-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2014 г.

Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. N 375-ФЗ

Федеральный закон от 2 ноября 2013 г. N 294-ФЗ

Федеральный закон от 23 июля 2013 г. N 251-ФЗ

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 185-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 сентября 2013 г.

Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 144-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 июля 2013 г.

Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 318-ФЗ

Федеральный закон от 28 июля 2012 г. N 145-ФЗ

Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. N 401-ФЗ

Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. N 327-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2013 г.

Федеральный закон от 18 июля 2011 г. N 242-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 августа 2011 г.

Федеральный закон от 11 июля 2011 г. N 200-ФЗ

Федеральный закон от 1 июля 2011 г. N 169-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 июля 2011 г.

Федеральный закон от 27 июня 2011 г. N 162-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении одного года после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 1 марта 2011 г. N 22-ФЗ

Федеральный закон от 29 ноября 2010 г. N 313-ФЗ

Изменения вступают в силу с 1 января 2011 г.

Федеральный закон от 8 мая 2010 г. N 83-ФЗ

Федеральный закон от 5 апреля 2010 г. N 40-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении 10 дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 379-ФЗ

Федеральный закон от 27 декабря 2009 г. N 374-ФЗ

Изменения вступают в силу по истечении одного месяца со дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 17 июля 2009 г. N 173-ФЗ

Изменения вступают в силу со дня официального опубликования названного Федерального закона, за исключением изменений в статью 53 настоящего Федерального закона, вступающих в силу по истечении ста двадцати дней после дня официального опубликования названного Федерального закона

Федеральный закон от 17 июля 2009 г. N 164-ФЗ

Федеральный закон от 8 ноября 2008 г. N 195-ФЗ

Федеральный закон от 30 июня 2008 г. N 108-ФЗ

Федеральный закон от 29 апреля 2008 г. N 58-ФЗ

Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. N 318-ФЗ

Закон о конкуренции ст 10

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
    • Главная
    • Статья 10 закона о защите конкуренции № 135-ФЗ

    Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ «О защите конкуренции»:

    Статья 10. Запрет на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением

    1. Запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе следующие действия (бездействие):

    1) установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара;

    2) изъятие товара из обращения, если результатом такого изъятия явилось повышение цены товара;

    3) навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (экономически или технологически не обоснованные и (или) прямо не предусмотренные федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами требования о передаче финансовых средств, иного имущества, в том числе имущественных прав, а также согласие заключить договор при условии внесения в него положений относительно товара, в котором контрагент не заинтересован, и другие требования);

    4) экономически или технологически не обоснованные сокращение или прекращение производства товара, если на этот товар имеется спрос или размещены заказы на его поставки при наличии возможности его рентабельного производства, а также если такое сокращение или такое прекращение производства товара прямо не предусмотрено федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами;

    5) экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями (заказчиками) в случае наличия возможности производства или поставок соответствующего товара, а также в случае, если такой отказ или такое уклонение прямо не предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации, нормативными правовыми актами уполномоченных федеральных органов исполнительной власти или судебными актами;

    6) экономически, технологически и иным образом не обоснованное установление различных цен (тарифов) на один и тот же товар, если иное не установлено федеральным законом;

    7) установление финансовой организацией необоснованно высокой или необоснованно низкой цены финансовой услуги;

    8) создание дискриминационных условий;

    9) создание препятствий доступу на товарный рынок или выходу из товарного рынка другим хозяйствующим субъектам;

    10) нарушение установленного нормативными правовыми актами порядка ценообразования;

    11) манипулирование ценами на оптовом и (или) розничных рынках электрической энергии (мощности).

    2. Хозяйствующий субъект вправе представить доказательства того, что его действия (бездействие), указанные в части 1 настоящей статьи (за исключением действий, указанных в пунктах 1, 2, 3, 5, 6, 7 и 10 части 1 настоящей статьи), могут быть признаны допустимыми в соответствии с требованиями части 1 статьи 13 настоящего Федерального закона.

    3. В целях предупреждения создания дискриминационных условий могут устанавливаться федеральным законом или нормативным правовым актом Правительства Российской Федерации правила недискриминационного доступа на товарные рынки и (или) к товарам, производимым или реализуемым субъектами естественных монополий, регулирование деятельности которых осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 17 августа 1995 года N 147-ФЗ «О естественных монополиях», а также к объектам инфраструктуры, используемым этими субъектами естественных монополий непосредственно для оказания услуг в сферах деятельности естественных монополий. Указанные правила должны содержать:

    1) перечень товаров, объектов инфраструктуры, к которым предоставляется недискриминационный доступ;

    2) перечень информации, позволяющей обеспечить возможность сопоставления участниками соответствующего товарного рынка условий обращения товаров на товарном рынке и (или) доступа на товарный рынок, а также иной необходимой для доступа на товарный рынок и (или) обращения товаров на товарном рынке существенной информации;

    3) порядок раскрытия информации, предусмотренной пунктом 2 настоящей части, в том числе о товарах, производимых или реализуемых хозяйствующими субъектами, указанными в абзаце первом настоящей части, стоимости этих товаров и размере платы за доступ на товарный рынок, возможном объеме производства или реализации этих товаров, о технических и технологических возможностях предоставления этих товаров;

    4) порядок возмещения экономически обоснованных расходов хозяйствующих субъектов, указанных в абзаце первом настоящей части, на производство и (или) реализацию соответствующих товаров и (или) организацию доступа на товарный рынок;

    5) условия проведения конкурсных процедур доступа на товарный рынок, на котором осуществляют деятельность хозяйствующие субъекты, указанные в абзаце первом настоящей части, при наличии экономической, технологической или иной возможности, если иные процедуры доступа на товарный рынок не предусмотрены законодательством Российской Федерации;

    6) существенные условия договоров и (или) типовые договоры о предоставлении доступа на товарный рынок и (или) к товарам хозяйствующих субъектов, указанных в абзаце первом настоящей части;

    7) порядок определения потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, установления минимального уровня их обеспечения и очередности предоставления доступа на товарные рынки и (или) к товарам в случае невозможности удовлетворения в полном объеме потребностей в товаре, производимом и (или) реализуемом хозяйствующими субъектами, указанными в абзаце первом настоящей части, с учетом необходимости защиты прав и законных интересов граждан, обеспечения безопасности государства, охраны природы и культурных ценностей;

    8) условия доступа на товарный рынок, и (или) к товарам, и (или) к объектам инфраструктуры хозяйствующих субъектов, указанных в абзаце первом настоящей части, а в установленных случаях требования об осуществлении технологических и (или) технических мероприятий, в том числе при подключении (технологическом присоединении);

    9) требования к характеристикам соответствующего товара, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

    4. Требования настоящей статьи не распространяются на действия по осуществлению исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, средства индивидуализации продукции, работ или услуг.

    5. В случае выявления факта злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, установленного вступившим в законную силу решением антимонопольного органа, в целях предупреждения создания дискриминационных условий правила недискриминационного доступа к товарам, производимым и (или) реализуемым хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение и не являющимся субъектом естественной монополии, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет более семидесяти процентов, устанавливаются актом Правительства Российской Федерации (правила недискриминационного доступа к услугам финансовых организаций, поднадзорных Центральному банку Российской Федерации, утверждаются федеральным антимонопольным органом по согласованию с Центральным банком Российской Федерации). Указанные правила должны содержать:

    1) перечень товаров, к которым предоставляется недискриминационный доступ;

    2) перечень информации, позволяющей обеспечить возможность сопоставления участниками соответствующего товарного рынка условий обращения товаров на товарном рынке, а также иной необходимой для доступа на товарный рынок и (или) обращения товаров на товарном рынке существенной информации;

    3) порядок раскрытия информации, предусмотренной пунктом 2 настоящей части, в том числе о товарах, стоимости этих товаров или принципах определения цены товара и его оплаты, возможном объеме производства или реализации этих товаров, технических и технологических возможностях предоставления этих товаров;

    4) существенные условия договоров и (или) типовые договоры о предоставлении доступа к товарам;

    5) порядок определения потребителей, подлежащих обязательному обслуживанию, установления минимального уровня их обеспечения и очередности предоставления доступа к товарам в случае невозможности удовлетворения в полном объеме потребностей в товаре с учетом необходимости защиты прав и законных интересов граждан, обеспечения безопасности государства, охраны природы и культурных ценностей.

    6. Предусмотренные частью 5 настоящей статьи правила могут содержать условие об обязательной продаже товара на торгах.

    7. Правила недискриминационного доступа к услугам, оказываемым оператором национальной системы платежных карт, операторами услуг платежной инфраструктуры национальной системы платежных карт, оператором платежной системы Центрального банка Российской Федерации, оператором услуг платежной инфраструктуры платежной системы Центрального банка Российской Федерации, определяются в порядке, установленном Федеральным законом «О национальной платежной системе».

    8. Правила недискриминационного доступа к услугам по передаче тепловой энергии, теплоносителя и правила недискриминационного доступа к услугам по подключению (технологическому присоединению) к системам теплоснабжения устанавливаются Правительством Российской Федерации в отношении субъектов естественных монополий, регулирование деятельности которых осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 17 августа 1995 года N 147-ФЗ «О естественных монополиях», а также в отношении единой теплоснабжающей организации, не являющейся субъектом естественной монополии, при осуществлении ею деятельности по подключению (технологическому присоединению) к системам теплоснабжения в случаях, установленных Федеральным законом от 27 июля 2010 года N 190-ФЗ «О теплоснабжении».

    Комментарии к статье 10 закона о защите конкуренции:

    В пп. 4, 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» содержатся следующие разъяснения:

    Арбитражным судам следует обратить внимание, что исходя из системного толкования положений статьи 10 ГК РФ и статей 3 и 10 Закона о защите конкуренции для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.

    Также надлежит иметь в виду, что суд или антимонопольный орган вправе признать нарушением антимонопольного законодательства и иные действия (бездействие), кроме установленных частью 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, поскольку приведенный в названной части перечень не является исчерпывающим. При этом, оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

    В отношении действий (бездействия), прямо поименованных в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

    Антимонопольный орган в ходе контроля за соблюдением антимонопольного законодательства, установив факт злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением (в том числе навязывание цены при заключении договора, неверное применение регулируемых цен (тарифов)), принимает меры по прекращению соответствующего нарушения и обеспечению условий конкуренции, а также по привлечению нарушителей к административной ответственности.

    Однако необходимо учитывать, что, прекращая указанное нарушение антимонопольного законодательства, антимонопольный орган не вправе в рамках своей компетенции разрешать гражданско-правовые споры хозяйствующих субъектов. В частности, он не полномочен защищать субъективные гражданские права потерпевшего от такого нарушения путем вынесения предписания нарушителю об уплате контрагенту задолженности или о возмещении понесенных убытков.

    Ошибочное применение тарифа нарушает порядок ценообразования в смысле ч. 1 ст. 10 Закона о защите конкуренции

    Изменение или ошибочное определение вида тарифа, установленного уполномоченным государственным органом, в том числе нарушение предельных уровней свободных (нерегулируемых) цен, относятся к нарушениям порядка ценообразования в смысле положений части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции ( подробнее см. п. 8 Обзора судебной практики).

    Антимонопольное законодательство и судебная практика в современных условиях

    Автор: Тимур Шайхеев

    Шайхеев Тимур Ильгизярович, юрист, советник юстиции РФ третьего класса, г. Казань.

    В статье анализируются проблемы антимонопольного законодательства и судебной практики. Автор предлагает внести изменения в антимонопольное законодательство, способствующие исключению внутренних противоречий и повышению его эффективности.

    В ст. 2 Федерального закона от 26 июля 2006 года № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ) определено, что антимонопольное законодательство состоит из федеральных законов, постановлений Правительства РФ и нормативных правовых актов антимонопольного органа.

    Следовательно, регулирование соответствующих правоотношений нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации не допускается. В то же время некоторые положения Федерального закона от 24 июля 2002 года № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (далее – Закон № 101-ФЗ) о максимальном размере общей площади сельскохозяйственных угодий, которые могут находиться в собственности одного гражданина и (или) одного юридического лица (п. 2 ст. 4), а также законов субъектов РФ (в частности, Закона Республики Татарстан от 6 августа 2003 года № 28-ЗРТ «О приватизации земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, расположенных на территории Республики Татарстан», Закона Республики Башкортостан от 5 января 2004 года № 59-з, Закона Рязанской области от 12 февраля 2008 года № 4-ОЗ «О внесении изменений в Закон Рязанской области «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения на территории Рязанской области», Закона Свердловской области от 7 июля 2004 года № 18-ОЗ «Об особенностях регулирования земельных отношений на территории Свердловской области», определяющие максимальный размер, как представляется, направлены на защиту конкуренции. Следовательно, к антимонопольному законодательству можно отнести и законы субъектов РФ, регулирующие рассматриваемые отношения и принятые на основании федерального законодательства.

    Аналогичная по своему смыслу норма, которая запрещает концентрацию у одного лица объектов для осуществления торговой деятельности, содержится в ч. 1 ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2009 года № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 381-ФЗ). Полагаю, данная норма также относится к антимонопольному законодательству.

    К сожалению, положения Закона № 101-ФЗ, Закона Республики Татарстан о приватизации земельных участков, Закона о торговой деятельности не в состоянии эффективно противостоять концентрации объектов производства у одного лица. Из буквального содержания названных норм не вытекает запрет концентрации таких объектов у группы лиц.

    В силу ст. 4 Закона № 135-ФЗ конкуренция – это соперничество хозяйствующих субъектов, которые своими самостоятельными действиями исключают или ограничивают возможность друг друга в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.
    Арбитражный суд, разрешая спор, в котором стороны ссылаются на нарушение конкуренции, должен выяснить, является ли хотя бы одна из сторон хозяйствующим субъектом по смыслу ФЗ «О защите конкуренции» и подпадают ли рассматриваемые правоотношения под регулирования антимонопольного законодательства. Данная позиция арбитражного суда вытекает, к примеру, из постановления Президиума ВАС РФ от 25 апреля 2006 года № 14939/05.

    Хозяйствующий субъект, которому препятствуют войти в рынок действующие конкуренты, вправе обратиться в арбитражный суд с требованием к ним не препятствовать вхождению в рынок. При этом лицо, обратившееся в суд, будет ссылаться на нормы антимонопольного законодательства. Возможна ситуация, при которой арбитражный суд придет к выводу, что правоотношения между участниками спора не являются конкурентными, поскольку, согласно легальному определению, конкуренция – это соперничество уже действующих на рынке хозяйствующих субъектов. Если же хозяйствующим субъектом или публично-правовым образованием создаются препятствия для входа на рынок, одна из сторон еще не действует на нем. При таком подходе со стороны ответчика не будет усматриваться нарушения прав истца, охраняемых антимонопольным законодательством, и в удовлетворении требования не чинить препятствия по входу в рынок может быть отказано. В подп. 9 п. 1 ст. 10 Закона № 135-ФЗ прямо установлен запрет создавать препятствия доступу на товарный рынок.

    Запрет установлен лишь в отношении субъектов, занимающих доминирующее положение. Если предприниматель такого положения не занимает, запрет не действует.

    На мой взгляд, само понятие конкуренции – центральное в антимонопольном Законе – должно отражать все стадии конкуренции: вход на рынок, деятельность на нем и уход с рынка. Оснований полагать, что определение конкуренции станет громоздким, не имеется. В связи с этим мною предлагается подобное определение конкуренции.

    В целях недопущения вышеизложенной ситуации и полагаю необходимым включить в легальное определение конкуренции действия хозяйствующих субъектов, направленные на вхождение в рынок.

    С научной точки зрения определение конкуренции, закрепленное в ст. 4 Закона № 135-ФЗ, представляется узким. Конкуренция как соперничество хозяйствующих субъектов не охватывает их действий (соглашений), устанавливающих барьеры для вхождения в рынок, тогда как Закон о защите конкуренции запрещает публично-правовым образованиям, хозяйствующим субъектам совершать такие действия. Они расцениваются как нарушение конкуренции в виде ее недопущения. Приходится констатировать, что, согласно легальному определению, конкуренцией признаются действия хозяйствующих субъектов, уже функционирующих на рынке; действия субъектов, которые еще не вошли в рынок, не могут быть признаны конкуренцией по смыслу закона.

    Ст. 10 Закона о защите конкуренции борется лишь с субъектами, злоупотребляющими доминирующим положением. Право войти на рынок должно иметься у хозяйствующего субъекта независимо от того, кто ему противодействует: монополист или обычный конкурент. Право войти на рынок является частью права на конкуренцию – понятия, введенного С. А. Паращуком. Поэтому право войти на рынок, на мой взгляд, нуждается в закреплении непосредственно в легальном определении конкуренции. Закон о защите конкуренции постоянно совершенствуется в сторону детализации. Последними изменениями, в частности, расширен перечень антиконкурентных соглашений и признаков ограничения конкуренции. Закрепление права хозяйствующего субъекта войти на рынок непосредственно в определении конкуренции также является детализацией закона.

    Полагаю, что понятие конкуренции, закрепленное в Законе № 135-ФЗ, необходимо сформулировать следующим образом: конкуренция – это самостоятельные действия (бездействие) хозяйствующих субъектов, направленные на возникновение, изменение и прекращение соперничества (Объяснить, в каких случаях это не является уничтожением конкуренции.)

    В этой связи можно привести следующий пример. Хозяйствующий субъект за счет модернизации производства начинает изготавливать и продавать товары по цене значительно ниже, чем его конкуренты. Конкуренты не в состоянии модернизировать свое производство и покидают рынок. Действия хозяйствующего субъекта, модернизирующего производство, законны. В данном случае модернизация производства как действие направлено на прекращение соперничества.

    Не секрет, что каждый предприниматель желает продавать на рынке товар, не имея конкурентов. По аналогии сделка (договор) на отчуждение имущества, отказ от него направлены на прекращение гражданско-правовых отношений – отношений продавца, вытекающих из владения, пользования и распоряжения вещью. Однако это не означает, что указанные сделки (договоры), действия автоматически являются незаконными. Примером законного бездействия, направленного на прекращение соперничества, является отказ или уклонение хозяйствующего субъекта, не занимающего доминирующее положение, от продажи товара своему конкуренту. Данный отказ также законен, поскольку отказавшийся не занимает доминирующее положение на рынке, и у его конкурента имеется возможность приобрести товар у других продавцов. Однако, отказывая или уклоняясь от продажи товара, хозяйствующий субъект, по общему правилу, желает создать помехи конкуренту. Такова рыночная экономика, и в принципе такой отказ может привести к уходу конкурента с рынка и прекращению соперничества.

    Под действиями, направленными на возникновение конкуренции, мною понимается предложение хозяйствующим субъектом определенного товара (работы, услуги) покупателям, то есть вхождение хозяйствующего субъекта на соответствующий рынок. При этом стать участником конкурентных отношений как активная сторона, а не исполнитель предписаний государства в лице суда или антимонопольного органа, хозяйствующий субъект может лишь благодаря действию, а не бездействию. Под действиями (бездействием), направленными на прекращение соперничества и составляющими содержания понятия конкуренции, мною понимается правомерное поведение хозяйствующего субъекта, который в результате улучшения качества товара, его технических характеристик, себестоимости, отказа от повышения цен, вынуждает своих конкурентов покинуть рынок либо сократить производство и продажу соответствующего товара.

    В данном определении, во-первых, подчеркивается, что конкуренция осуществляется в форме действий (бездействия). Примером конкурирования в форме бездействия может быть отказ от заключения либо уклонение от заключения договора. С учетом конкретных обстоятельств дела такое бездействие может быть как правомерным, так и противоправным. В понятие конкуренции как правового явления следует включать лишь правомерное бездействие, поскольку противоправное бездействие конкуренцией не является, а является правонарушением; во-вторых, действия, направленные на их возникновение, также признаются конкуренцией, включаются в правовое поле и подлежат защите со стороны государства. Важные положения легального определения о самостоятельности действий, ограничении или исключении возможности в одностороннем порядке влиять на общие условия обращения товаров сохраняются. Введение действий хозяйствующего субъекта по вхождению в рынок в содержание понятия конкуренции представляется необходимым не только на практике, но и в теории антимонопольного права.

    В этом смысле показательно определение конкуренции, содержащееся в ст. 3 Закона о содействии и защите свободной конкуренции Венесуэлы от 13 января 1992 года (Ley para Promover y Proteger el Ejercicio de la Libre Competencia (Gaceta Oficial № 34.880 del 13 de enero de 1992) // www.procompetencia.gov.ve/lppelc.html): это деятельность, при которой любой субъект, признаваемый экономическим агентом, располагает полной свободой вхождения или ухода с рынка; действующие субъекты не способны (в переводе закона на русский – не в состоянии) в индивидуальном порядке или в сговоре диктовать условия в процессе рыночного обмена .

    По названному Закону конкуренция – это, прежде всего, право хозяйствующего субъекта войти на рынок либо покинуть его, соперничать с конкурентами; она представляет собой коллективное взаимодействие юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, уже действующих на рынке. Таким образом, право субъектов предпринимательства войти в рынок или покинуть его в легальном определении не закреплено и из данного определения не вытекает. То есть, названный Закон затрагивает лишь ту часть отношений между участниками рынка, в которой конкуренты уже утвердились и действуют.

    Полагаю, что определение конкуренции в определении Закона Венесуэлы имеет более частноправовой характер, чем понятие конкуренции, используемое в российском законодательстве.

    Пленум ВАС РФ в постановлении от 30 июня 2008 года № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (далее – постановление Пленума ВАС РФ № 30) пояснил, что хозяйствующий субъект может быть признан занимающим доминирующее положение даже в том случае, если данное лицо не включено в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35 процентов. Доля лица на рынке определенного товара, а на ее основе и факт занятия им доминирующего положения устанавливаются также на основании иных документов. Аналогичный вывод содержится и в п. 8 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением антимонопольного законодательства (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30 марта 1998 года № 32).

    Таким образом, правом признать хозяйствующего субъекта занимающим доминирующее положение обладает и суд. Данное положение непосредственно в Законе о защите конкуренции не указано. В связи с этим потребовалось разъяснение Высшего Арбитражного Суда России.

    Занятие хозяйствующим субъектом доминирующего положения необходимо доказывать путем сбора письменных документов, сопоставлением объемов продаж со стороны его конкурентов. Признание арбитражным судом факта доминирования на рынке не приводит к окончанию судебного процесса, а требует рассмотрения вопроса о правомерности действий субъекта предпринимательства. Кроме того, очевидно, что если в суде оспаривается предписание или решение антимонопольного органа о признании действий хозяйствующего субъекта антиконкурентными, обязанность доказать доминирующее положение, злоупотребление им и угрозу конкуренции возлагается на антимонопольный орган. В целом приведенное положение с учетом практики ВАС РФ можно трактовать как установление обязанности арбитражных судов при разрешении споров не ограничиваться одним доказательством (письменным соглашением, решением антимонопольного органа о включении хозяйствующего субъекта в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35 процентов), а исследовать все значимые обстоятельства дела.

    Согласно постановлению ФАС Северо-Западного округа от 9 октября 2009 года по делу № А13-3938/2009 для констатации злоупотребления доминирующим положением необходимо определить, вышел ли хозяйствующий субъект за пределы осуществления прав, разумны ли ограничения, налагаемые им, несут ли совершенные действия выгоду другим лицам. Действия по ограничению конкуренции предполагают нанесение вреда. Вместе с тем предположение о вредоносности действия не означает автоматически его противоправность. Право такого лица представить доказательства допустимости действий (бездействия) сопряжено с обязанностью антимонопольного органа доказать обратное – их неправомерность и недопустимость.

    Согласно ч. 4 ст. 5 Закона № 135-ФЗ хозяйствующий субъект вправе предоставить доказательства того, что его положение не может быть признано доминирующим. Полагаю, что употребление в данном случае словосочетания «не может быть признано» некорректно.

    Общественные интересы будут защищены, если положение хозяйствующего субъекта объективно не является доминирующим. Следовательно, главное значение имеет объективный критерий. Между тем слово «признано» предполагает субъективное усмотрение антимонопольного органа или суда, которое в этой ситуации не должно рассматриваться как решающее. Объективный критерий подменяется субъективным. Такая подмена недопустима. Необходимо в указанной норме заменить слова «не может быть признано» на «не является».

    В ряде случаев нормы антимонопольного законодательства о запрете злоупотребления доминирующим положением противоречат нормам корпоративного законодательства об одобрении сделок. Это противоречие разрешается судом.

    В постановлении Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2009 года № 6787/09 указано, что заключение договора поставки обязательно для хозяйствующего субъекта (заявителя), занимающего доминирующее положение на рынке, независимо от того, является ли договор для него сделкой с заинтересованностью и имеется ли в отношении договора одобрение уполномоченного органа управления данного хозяйствующего субъекта.

    Полагаю, что правовое регулирование сделок с заинтересованностью и порядка их одобрения обеспечивает как частные интересы лиц, их заключающих, так и публичные интересы. Из данного положения вытекает приоритет требований, предусмотренных антимонопольным законодательством, перед требованиями корпоративного законодательства.

    При рассмотрении спора о возложении обязанности на хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, поставить товар или оказать услугу арбитражным судам необходимо выяснить, имеется ли возможность приобрести товар, услугу у других поставщиков, действующих на данном рынке. Данный вывод подтверждается постановлением Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 года № 10660/07, согласно которому проверять возможность лица, считающего себя потерпевшим, приобрести товар (услугу) необходимо даже в том случае, если отказ в продаже товара (оказании услуги) исходит от хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение. В противном случае, по моему мнению, всякий отказ хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, продавать товар будет расцениваться как нарушение закона независимо от того, действуют ли на рынке другие поставщики.

    Возникает вопрос: если организация не имеет разрешения на соответствующий вид деятельности, то есть осуществляет ее незаконно, являются ли действия других хозяйствующих субъектов по вытеснению такой организации с рынка согласованными и нарушающими требования антимонопольного законодательства? Полагаю, что у хозяйствующих субъектов отсутствует правомочие по своему усмотрению определять, кто из действующих на рынке субъектов вправе осуществлять ту или иную деятельность, и вытеснять по данному основанию с рынка. Проверка получения хозяйствующими субъектами разрешений на осуществление определенных видов деятельности является функцией органа государственной власти. Хозяйствующие субъекты вместо совершения согласованных действий по вытеснению своего конкурента с рынка должны ставить перед уполномоченными органами государственной власти вопрос о правомерности деятельности данного хозяйствующего субъекта, то есть действовать в соответствии с законом.

    В антимонопольном законодательстве особую группу хозяйствующих субъектов представляют финансовые организации.

    В ст. 10 Закона № 135-ФЗ запрещается установление хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение, монопольно высокой (низкой) цены товара, а также необоснованно высокой (низкой) цены финансовой услуги. Последний вид злоупотребления доминирующим положением, по всей видимости, может совершать лишь финансовая организация.

    Следует отметить, что финансовая организация включена в перечень хозяйствующих субъектов (ст. 4 Закона № 135-ФЗ); на нее распространяются общие требования о запрете злоупотребления доминирующим положением, соглашений и согласованных действий, нарушающих антимонопольное законодательство.

    В связи с этим представляется, по меньшей мере, странным введение для нее самостоятельного термина «необоснованно высокая (низкая) цена финансовой услуги». В целях антимонопольного законодательства понятие «финансовая услуга» включено в понятие «товар» (ст. 4 Закона). Финансовая организация имеет возможность нарушать требования антимонопольного законодательства на товарном рынке, а не только на рынке финансовых услуг.

    Согласно письму руководителя ФАС России от 1 июля 2010 года № ИА/20696 употребление различных терминов в отношении цен товара и финансовой услуги объясняется в основном следующим. Установление монопольно высокой (низкой) цены товара влечет уголовную ответственность, предусмотренную ст. 178 УК РФ. Установление необоснованно высокой (низкой) цены финансовой услуги преступлением не является, и может повлечь лишь административную ответственность (ст. 14.31 и 14.311 КоАП РФ).

    В ст. 6 и 7 Закона (монопольно высокая и монопольно низкая цена товара) не закреплено, что их положения не применимы к финансовым организациям.

    В связи с этим мнение антимонопольного органа о том, что финансовая организация, занимающая доминирующее положение, не может быть привлечена к уголовной ответственности за установление и поддержание монопольно высокой (низкой) цены товара, не соответствует названным статьям закона.

    С учетом изложенного представляется необходимым предусмотреть в Законе № 135-ФЗ, что положения ст. 6 и 7 о монопольно высоких (низких) ценах не применяются в отношении финансовых организаций, либо допустить возможность привлечения финансовых организаций к ответственности за установление как монопольных, так и необоснованных цен. В последнем случае требуется разъяснение ВАС РФ.

    В судебной практике нередко допускается смешение порядков установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта и признания незаконными соглашений и согласованных действий. Так, по некоторым спорам судом сделан вывод, что для признания соглашений и согласованных действий незаконными необходимо, чтобы все их участники либо один из них занимали доминирующее положение на товарном рынке. Суд вышестоящей инстанции признал данный вывод не соответствующим закону (см. Постановления ФАС Центрального округа от 29 октября 2008 года по делу № А64-1871/08-13 и от 20 января 2009 года по делу № А48-1211/08-18). Согласно п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2008 года № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства (см. «Вестник ВАС РФ». – 2008. – № 8) для лиц вне зависимости от того, занимают они доминирующее положение или нет, установлены запреты на ограничивающие конкуренцию соглашения. В Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 10 февраля 2010 года по делу № А70-4690/2009 также указано, что при применении ст. 11 Закона о защите конкуренции (Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов) не требуется установление доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке.

    В постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 30 марта 2010 года по делу № А33-12066/2009 разъяснено, что для установления признаков нарушения ч. 1 ст. 11 Закона не требуется устанавливать доминирующее положение хозяйствующего субъекта и признаки ограничения конкуренции на соответствующем товарном рынке, поскольку указанной нормой запрещаются соглашения между хозяйствующими субъектами, которые приводят или могут привести к перечисленным в данной статье последствиям.

    В соответствии с позицией арбитражного суда по делу № А33-4761/07 (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 3 апреля 2008 года № А33-4761/07-Ф02-1277/07) наличие либо отсутствие договорных отношений между лицами не являются обстоятельствами, с которыми закон связывает определенные правовые последствия – запрет на совершение конкретных действий (использование гражданских прав в целях злоупотребления доминирующим положением на рынке).

    Соответственно в Законе № 135-ФЗ выделяются два самостоятельных понятия – «соглашение» и «согласованные действия». На практике сложно разграничить согласованные действия хозяйствующих субъектов и действия по соглашению, достигнутому между ними. Если понимать под соглашением документ, договоренность, то рано или поздно стороны начнут исполнять его путем совершения согласованных действий.

    В силу ч. 2 ст. 8 Закона № 135-ФЗ совершение хозяйствующими субъектами действий по соглашению не относится к согласованным действиям. Вызывает сомнение возможность осуществления хозяйствующими субъектами согласованных действий без предварительной, пусть даже устной, договоренности.

    Полагаю, что договоренность имеет место как при совершении действий по соглашению, так и при совершении согласованных действий. Согласованные действия не являются единичными. Они осуществляются в течение определенного периода времени, имеют начало и окончание, изменяются в зависимости от действий хозяйствующего субъекта, против которого они направлены. Согласованные действия происходят от слова «согласование». Согласование – это переговоры между участниками согласованных действий, по результатам которых заключается договоренность пусть даже в устной форме, а договоренность в устной форме – это уже, по смыслу ст. 4 Закона о защите конкуренции, соглашение, а не согласованные действия.

    Аналогичного мнения придерживается и Н. Четвергова, которая отмечает, что используемое в законодательстве понятие «согласованные действия» включает в себя и понятие «соглашение», поскольку «соглашение» в широком понимании не ограничивается понятием «договор» или «контракт», а подразумевает любую договоренность между субъектами о некоем дальнейшем поведении на рынке. Следовательно, при толковании соответствующих положений законодательства понятие «соглашение» должно распространяться и на согласованные действия .

    Итак, в отечественном законодательстве отсутствует четкий признак, позволяющий разграничить понятия «соглашение» и «согласованные действия», используемые в Законе № 135-ФЗ.

    Анализ судебной практики и актов антимонопольного органа позволяет сделать вывод, что под согласованными действиями понимаются скоординированные действия хозяйствующих субъектов, сознательно ставящих свое поведение в зависимость от поведения других участников рынка, результатом которых также является ограничение конкуренции на соответствующем товарном рынке .

    В постановлении от 9 июня 2009 года № Ф04-3368/2009(8262-А02-43), Ф04-3368/2009(8264-А02-43) по делу № А02-840/2008, разъясняя положения чч. 1 и 2 ст. 11 Закона, ФАС Западно-Сибирского округа указал, что осуществление согласованных действий предполагает в качестве обязательного условия прямой или косвенный контакт между конкурентами, объект или результат действия которого заключается во влиянии на рыночное поведение действительного или потенциального конкурента. Согласованные действия являются особой моделью группового поведения хозяйствующих субъектов, замещающей конкурентные отношения между ними сознательной кооперацией, наносящей ущерб интересам потребителей и ограничивающей конкуренцию .

    Как сказано в п. 2 постановления № 30 от 30 июня 2008 года Пленума ВАС РФ, согласованность действий может быть установлена и при отсутствии документального подтверждения наличия договоренности об их совершении. Вывод о наличии одного из условий, подлежащих установлению для признания действий согласованными, а именно: о совершении таких действий было заранее известно каждому из хозяйствующих субъектов, – может быть сделан исходя из фактических обстоятельств их совершения. Например, о согласованности действий в числе прочих обстоятельств может свидетельствовать тот факт, что они совершены различными участниками рынка относительно единообразно и синхронно при отсутствии на то объективных причин.

    Согласно Постановлению ФАС Северо-Кавказского округа от 21 сентября 2009 года по делу № А32-21980/2008-19/380 (см. СПС Консультант Плюс) доказать наличие согласованных действий можно через их объективированный результат: посредством определения соответствующего товарного рынка в его продуктовых, географических и уровневых границах, проведения анализа его состояния и обоснования однотипности поведения на нем хозяйствующих субъектов, чьи действия подпадают под критерии ст. 8 и влекут последствия, указанные в ст. 11 Закона № 135-ФЗ.

    В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ от 21 апреля 2009 года № 15956/08 по делу № А65-3185/2008-СА1-23 (см. СПС Консультант Плюс) известность каждому из субъектов о согласованных действиях друг друга заранее может быть установлена не только при представлении доказательств получения ими конкретной информации, но и исходя из общего положения дел на товарном рынке, которое предопределяет предсказуемость такого поведения как групповой модели, позволяющей за счет ее использования извлекать неконкурентные преимущества. Аналогично факт навязывания может быть констатирован и в том случае, когда результат согласованных действий в условиях конкретного рынка исключает возможность договориться с его участниками об иных условиях предложения или спроса.

    Для целей признания действий хозяйствующих субъектов согласованными не имеет значения синхронность их начала, достаточно факта осуществления таких действий на момент их выявления антимонопольным органом.

    В постановлении от 21 апреля 2009 года № 15956/08 по делу № А65-3185/2008-СА1-23 Президиум ВАС РФ указал, что понятие согласованных действий по ст. 8 Закона № 135-ФЗ предполагает сопоставление действий каждого, кто признан их участником.

    Представляется, что существенную пользу принесет создание в России общедоступного Реестра соглашений, заключенных между хозяйствующими субъектами и ведение его антимонопольным органом. В него необходимо включать соглашения как одобренные, так и не одобренные ФАС России и его территориальными управлениями. Антимонопольным органом уже ведутся реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более чем 35 процентов, реестр недобросовестных поставщиков.

    Реестр соглашений сделал бы более прозрачным рыночное положение хозяйствующих субъектов, повысил бы информированность конкурентов, контрагентов и потребителей, вступающих в договорные отношения с участниками соглашений. Участники рынка в настоящее время не могут получать сведения о действительном положении того или иного хозяйствующего субъекта на рынке. Ведение указанного реестра не является раскрытием коммерческой тайны, поскольку заключение соглашения, способного ограничить конкуренцию, к коммерческой тайне предпринимателя не относится. Кроме того, в реестре следует отображать лишь наименование участников соглашения, доли на рынке определенного товара и виды деятельности, осуществляемой ими.
    Попытка ведения картельного реестра предпринималась в Венгрии по законопроекту 1904 года .

    Рассмотрим вопрос о круге лиц, которые вправе оспаривать сделки, нарушающие антимонопольное законодательство.
    В юридической литературе распространено мнение, что сделки, совершенные с нарушением порядка согласования (уведомления) антимонопольного органа, должны оспариваться в судебном порядке только данным органом государственной власти .

    Однако ч. 2 ст. 34 Закона, где закреплено право антимонопольного органа оспаривать в суде сделки, совершенные без предварительного согласия данного органа, не содержит слов «только по иску антимонопольного органа». Следовательно, оспаривать указанные сделки в судебном порядке вправе любое заинтересованное лицо.

    Представляется, что нормы ч. 2 и ч. 4 ст. 34 Закона о защите конкуренции противоречат Конституции РФ в части отсутствия у других заинтересованных лиц, кроме антимонопольного органа, права обращаться в суд с исками об оспаривании сделок, совершенных без предварительного согласования или последующего уведомления антимонопольного органа. Полагаю необходимым признать данные нормы в указанной части не соответствующими Конституции РФ либо внести в них изменения и предусмотреть, что с такими исками могут обращаться как антимонопольный орган, так и другие заинтересованные лица.

    Судебная практика по этому вопросу не выработала однозначной позиции. Конституционный Суд РФ отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина на нарушение его конституционных прав положениями ст. 18 Закона РСФСР от 22 марта 1991 года № 948-I «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (в ред. от 25 мая 1995 года). Данная статья предусматривала государственный контроль при приобретении акций акционерного общества и устанавливала право антимонопольного органа обратиться в суд с иском о признании сделки по приобретению акций недействительной. Эти положения были воспроизведены в ст. 34 Закона № 135-ФЗ. КС РФ, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, лишь указал, что в споре между заявителем – акционером и акционерным обществом, который рассматривался арбитражным судом, нормы ст. 18 Закона № 948-I не применялись (определение от 21 декабря 2006 года № 619-О).

    Подтверждением того, что оспаривание сделки, совершенной с нарушением антимонопольных запретов, не может рассматриваться как исключительная прерогатива антимонопольного органа, служат нормы п. 2 ст. 14 Федерального закона от 28 декабря 2009 года № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

    В данном пункте закона указано, что оспаривать сделку, приводящую к концентрации объектов производства у одного хозяйствующего субъекта, вправе любое заинтересованное лицо, в том числе антимонопольный орган.

    На недопустимость сужения круга субъектов, оспаривающих решение антимонопольного органа, указано и в постановлении от 18 ноября 2006 года Европейского Суда по правам человека по делу «Шведский профсоюз транспортных рабочих против Швеции». (Постановление на английском языке получено с сервера Европейского суда по правам человека (http://www.echr.coe.int.)

    В целях повышения инициативы хозяйствующих субъектов по защите нарушенных прав полагаю необходимым предусмотреть в Законе № 135-ФЗ норму о праве пострадавших лиц требовать возмещения ущерба, причиненного нарушением антимонопольного законодательства. Аналогичные нормы содержатся в зарубежном законодательстве: в ст. 7 Закона Шермана 1890 года (см.: The Sherman Antitrust Act. 15. U.S.C. § 1–7. Public documents of Antitrust Division. (Electronic resourse) URL: http:// www.justice.gov/pubdocs.html), в ст. 4 Закона Клейтона 1914 года (The Clayton Act of 1914 (October 15, 1914, ch. 323, 38 Stat. 730. Текст Закона см. в электронной базе данных по адресу: http://www.law.cornell.edu/uscode/html/uscode15/usc_sup_01_15_10_1.html), §35 Закона ФРГ против ограничения конкуренции 1957 года (см.: BGB1. I S.2262).

    Official Gazette No. 34,880 of January 13, 1992. См. www.natlaw.com/pubs/spveat1.htm.

    Четвергова Н. Ю. Правовая охрана конкурентной среды в Российской Федерации и Европейском Союзе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004, с. 9.

    См.: постановления ФАС Московского округа от 14 декабря 2004 года № КА-А40/11271-04, ФАС Северо-Кавказского округа от 9 июня 2005 года № Ф08-2145/2005; решение Астраханского ТУ ФАС России от 6 июля 2005 года № 13-К-03-05 и решение Хакасского ТУ МАП России от 27 октября 2003 года № 11-А-03.

    Документ не опубликован // СПС «КонсультантПлюс».

    Синайский В. И. Договор предпринимательского союза (синдиката и треста): Сборник статей по гражданскому и торговому праву памяти Г. Ф. Шершеневича. – М.: Статут. 2005 (Классика российской цивилистики), с. 65.

    Шиткина И. Правовое регулирование экономической концентрации (в свете нового Федерального закона «О защите конкуренции») // Хозяйство и право, 2007, № 1; Васильева Н. В. Контроль антимонопольных органов за гражданско-правовыми сделками: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2001, с. 9.

    См.: Закон Шермана (пер. с англ. В. Г. Ульянищевой) // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: законодательство о компаниях, монополиях и конкуренции: Учебное пособие / Под ред. В. К. Пучинского, М. И. Кулагина. – М.: Изд-во УДН, 1987, с. 198.

    См.: Закон Клейтона (пер. с англ. В. Г. Ульянищевой) // Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сборник нормативных актов: законодательство о компаниях, монополиях и конкуренции. Учебное пособие / Под ред. В. К. Пучинского, М. И. Кулагина, 1987, с. 203.

    Положение Закона приведено в книге: Биндельс А. Основные черты германского и европейского антимонопольного права / Основы немецкого торгового и хозяйственного права. – М.: БЕК, 1995, с. 65.

    Смотрите еще:

    • 185 федеральный закон реформирования жкх Федеральный закон от 21 июля 2007 г. N 185-ФЗ "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 21 июля 2007 г. N 185-ФЗ"О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" С изменениями и […]
    • О законе 210 фз 2010 Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ"Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" С изменениями и […]
    • Закон 401-оз Закон Псковской области от 11 января 2005 г. N 401-ОЗ "О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, проживающих в Псковской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Псковской области от 11 января 2005 г. N 401-ОЗ"О мерах социальной поддержки отдельных […]
    • Ст 26 закона n 208-фз Федеральный закон "Об АО" Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ"Об акционерных обществах" С изменениями и дополнениями от: 13 июня 1996 г., 24 мая 1999 г., 7 августа 2001 г., 21 марта, 31 октября 2002 г., 27 февраля 2003 г., 24 февраля, 6 апреля, 2, 29 декабря 2004 […]
    • Приказ no 247 мвд Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N 247-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 19 июля 2011 г. N […]
    • Закон о занятости населения р Закон РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1 "О занятости населения в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Закон РФ от 19 апреля 1991 г. N 1032-1"О занятости населения в Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 15 июля 1992 г., 24 декабря 1993 г., 27 […]
    • Закон об обороне фз 61 Федеральный закон от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ"Об обороне" С изменениями и дополнениями от: 30 декабря 1999 г., 30 июня, 11 ноября 2003 г., 29 июня, 22 августа, 29 декабря 2004 г., 7 марта, 4 […]
    • Закон о распространении печатных сми Закон "О СМИ" Закон РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-I"О средствах массовой информации" С изменениями и дополнениями от: 13 января, 6 июня, 19 июля, 27 декабря 1995 г., 2 марта 1998 г., 20 июня, 5 августа 2000 г., 4 августа 2001 г., 21 марта, 25 июля 2002 г., 4 июля, 8 декабря […]